Звезда родилась

Начитавшись отзывов в интернете, у меня сложилось впечатление, что Веном — венерическое заболевание, которое кинематограф подхватил то ли в космосе, то ли на страницах книжек с большим количеством картинок; что зараза эта поразит всех, от бедолаги Харди и Фляйшера, до самого важного, то есть, цветов жизни — детей, что пойдут на сеанс с своими родителями и посмотрят это. Знаете, сердце кровью обливалось, когда сидел в зале, я не понимал, что человечество сделало не так, в какой момент времени мы свернули не туда и как только я задался таким вопросом, как Веном заговорил со мной в голове Тома Харди; Он сказал мне, что человечество испортило планету, что нам, людям, не прожить и двух поколений из-за образа жизни что мы ведем. И я понял, что это не кино плохое, что я сейчас смотрю, а люди плохие, которым это кино не нравится. На экране в это время хрустела уже вторая или третья голова в пасти Венома, а я начал пересматривать свои взгляды и начал задаваться вопросом: а не шедевр ли сейчас перед моими глазами? Не являюсь ли я свидетелем чего-то такого прекрасного, что ляжет в анналы истории искусства и я прозрел. Самое важное, что надо знать о Веноме, так это то что критики ошибаются. Да-да, все эти томаты, метакритикс, все они опростоволосились и погрязли в своем ультрагедонизме. Сидя в своих удобных креслах или лежа на диване с бокалом красного в правой и заглядываясь на свои космические одиссеи, да земляничные поляны. В желании стать свидетелем чего-то прекрасного, они, то есть, критики, забыли о настоящем. А настоящее — это Веном.

Говоря о прекрасном, хотелось бы вспомнить о недавнем Апгрейде. Между этими двумя картинами очень много общего, от исполнителя главной роли, до сюжета. Не общий у них бюджет и способ говорить со зрителем, с нами, простыми людьми, которые в желании прикоснуться к прекрасному и окунуться в сладкий сон на два часа покупают билет или месячный доступ к стриминг-сервису включают фильм. О чем с нами говорит Веном? Он говорит о том, что планета гибнет, что такие люди, как персонаж Риза Ахмеда, прототипом которого стал скорее всего Элон Маск, нас спасут. Их пытливые умы всегда будут думать о человечестве и о том как ему помочь и как им всячески буду ставить палки в колеса такие люди как персонаж Тома Харди, жадные до сенсаций неудачники, которым всячески не хватает внимания к себе. В своих поступках герой Харди схож с самим Веномом, тот на своей планеты был обычным рядовым существом, а на земле он с легкостью откусывает головы маленьким людям. Так же как и Харди предает свою девушку в начале, Веном предает свой род, оправдывая это якобы благими намерениями — спасти человечество и продолжить откусывать простым людям, что не могут нанести ему никакого вреда головы. Парадокс в том, что главные герои творят добро, этом заключается и главная ценность сего полотна, а именно — благими намерениями лежит дорога в ад. Творя добро ты обрекаешь других на погибель ради жизни с божеством внутри, то есть, Веномом.

Эта картина в первую очередь о борьбе со своим внутренним демоном, о важности обретения самости. Человек не должен идти на поводу своего эго и заканчивать быть своим собственным панегириком, тогда он сможет помочь и себе, и людям вокруг, и что самое главное — земле. Новаторство режиссера визионера Фляйшера, преподнося нам неправильную мораль, под личиной триумфа главного героя он говорит зрителю — эй, вы, тут есть двойное дно, только вчитайтесь между строк. Тем самым Фляйшер говорит с нашим бессознательным, а то что откладывается в лимбический мозг, по итогу и формирует нас зрителей как людей в будущем. И я бы хотел чтобы моя оценка данному творению была 2 из 10, хотя все завышенные оценки тут будут лишними. Важен только посыл. На небе звезда родилась и эта звезда — Веном.

Источник