Хоррор от Антонио Маргерити. План #1 (Дева из Нюрнберга)

Хоррор от Антонио Маргерити. План #1 (Дева из Нюрнберга)

— Макс, Макс, выпусти меня…

Сомневаюсь, что Антонио Маргерити или члены его команды всерьез изучали структуру личности человека с позиций классического психоанализа. Это вам не Мартин Скорсезе или Дэвид Линч. Но, тот язык универсальных символов, которые использовал Мэтр (точнее будет сказать, Великий Аутсайдер) вполне подходит для описания динамики внутриличностного взаимодействия. Вот вам милая женщина, которая должна вроде бы мило жить в старинном замке. Ее обеспеченная жизнь совсем не соответствует тому уровню беспричинного нарастающего беспокойства, с которым не может справиться наша героиня. При этом, ее опекает властная и резкая домоправительница. Властность, приверженность традициям и неумеренное количество директивных формулировок делают эту даму подобной фрейдовскому Супер-Эго. Более того, как истинное Супер-Эго она склонна скрывать, замалчивать все самые неприятные подробности. Ну а героиня в этой ситуации оказывается подобной Иду. Как маленький ребенок она осматривает замок, пытается не просто осознать действительность, а оценить значимость всего, что ее окружает. В этих попытках ей приходится прятаться, волноваться, убегать и постоянно удивляться. Не мудрено, что иногда она оказывается за решеткой, а иногда — болеет.

Впрочем, самое интересное тут — это ее супруг Макс. Он разумен, рационален, серьезен. Постоянно успокаивая, буквально убаюкивая свою супругу он попросту не в силах противостоять творящемуся безумию. Чем не идеальный образ травмированного психическим заболеванием Эго? Усиливает картину сцена, когда запертый в подвале Макс вынужден с ужасом следить за водой, быстро наполняющей помещение. Действительно эффектно при такой трактовке.

Впрочем, повторюсь, что подобное наложение тут корректно лишь в силу универсальности повествования. Точность с которой Маргерити выстроил каждую сцену, организовал работу актеров и отладил визуальную эстетику позволяет делать любые сравнения. Именно благодаря режиссерскому таланту более чем скромные декорации выглядят самым наилучшим образом, а то, что герои нередко кружат внутри одних и тех же помещений даже не заметно. Не заметны и скромные актерские дарование актерского состава — именно благодаря режиссеру каждый из них точно попал в роль создавая должный для ситуации реализм. Небольшая роль слуги в исполнении Кристофера Ли вполне вписывается в этот контекст. Да и финальный расклад с отсылкой ко Второй мировой войне удачно дополнил ленту. Неочевидный ассоциативный ряд оказывается завершенным и доказанным: Нюрнбергская дева — Нюрнбергский процесс — камера пыток — генерал — преступления отцов — безумие родителей — безумие войны. Кстати, на этом обороте настоял лично Маргерити.

Да — фильм малобюджетен. Да — сделан наскоро. Да — сюжет выглядит весьма просто. Но это настоящий фильм ужасов, затрагивающий всю структуру человеческой личности. Просто взгляните в глаза мечущийся Россане Подеста, в них отражается и страх перед иррациональным, и снятый позже «Малхолланд Драйв», и нечто неподдельное, искреннее.

8 из 10

Источник