Хочешь жить, умей стрелять

Хочешь жить, умей стрелять

Британец Бен Уитли весьма неоднозначный режиссер. Будучи автором эпизода «Доктор Кто: Глубокий вдох», который, к слову вышел качественным, то его фильма «Высотка» служила тренировочной площадкой для оттачивания навыков в создании картин с ограниченными локациями. В своей новой работе Уитли заключает героев на старом складе, дабы позволить лицезреть зрителю последствия бостонской неудачной сделки.

Заручившись поддержкой Мартина Скорсезе, в качестве исполнительного продюсера, и собрав маститый актерским ансамбль, Уитли с риском и ярым желанием, играет на поле соотечественника Гая Ричи, пытаясь между делом соревноваться в острословии с Тарантино. «Перестрелка» отдаленно намеревается, пусть и неосознанно, тягаться с «Бешеными псами, однако это выглядит по большей мере лишь кротким взглядом на культовый фильм начала 90-х. И если за мастером выражений «fuck» и «nigger» не удается угнаться, то будь у режиссера более отточенный почерк, возможно бы и пришлось признать, что огнестрельная трагикомедия может претендовать на что-то собственное, нежели просто быть рассмотрена, как картина, собравшая в себе частично стиль Ричи и диалоги Тарантино.

Опять таки, отложив все возможные параллельные сравнения и сконцентрировать внимание на фильме, то вполне получилась местами «грязная» история, живущая по своим канонам, где разношерстные образы по одиночке или же в компании весьма успешно и занимательно веселят публику. Будь-то фактурный интеллигент в джемпере Арми Хаммер, с его спокойственной и частично — нарциссической манерой ведения переговоров. Единственная леди Жастин (Бри Ларсон) не чураясь, без особых презрений хватается за оружие и при этом не стесняется изгаляться в совершенно нечуждой перепалки. Да и попарные дуэты столкнувшихся сторон без меры проходятся друг по другу. Впрочем «заниженные» шутки срабатывают здесь должным образом через раз, и временами складывается ощущение, что используются они в лексиконе персонажей, только потому что «надо», хотя, по сути, это главный инструмент для раскрытия героев. Тем не менее, плотность, с которой Уитли начал повествование к третьему акту изживает себя. Патроны, как и силы, покидают действующих лиц, вследствие чего натужные попытки придать динамики завершающей стадии фильма оборачиваются не то чтобы неудачными, скорее неоправданными для сложившейся ситуации. Ведь заключив себя в рамки как жанрово, так и местом событий, вероятность выжить интриге и интересу со стороны зрителя сразу же увеличивается. Ведь немногие снискали славу благодаря таким, замкнутым картинам. Один из последних, кому удалось такое провернуть, был Стивен Найт с лентой «Лок». Здесь же мы имеем дело с криминальной комедией, где нет ни поступенчатой драмы, ни философских изречений, даже намек на романтические отношения перестает быть слышен в непрекращающемся пальбе.

И все же, при всей своей неровности в драматургии и целонстной динамике, стоит признать, пусть и с оговоркой, что автору удалось создать вакуумную мультисюжетность на ограниченном пространстве, а коллективный главный герой располагает к себе, тем самым превращая рядовую продажу оружия в бесхитростную, но все же увлекательную историю. При всем при этом стилизованная под 70-е оружейная вечеринка, где «прописанная» импровизация с трудом держит аудиторию в напряжении, все-таки демонстрирует настойчивость и характер в собственных принятых рамках дозволенного.

7 из 10

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ