«Хирург не может убить пациента! Анестезиолог может, но хирург никогда.»

«Хирург не может убить пациента! Анестезиолог может, но хирург никогда.»

Греческий режиссёр Йоргос Лантимос первую известность приобрёл за счёт странной драмы «Клык», ставшей участницей Каннского кинофестивала и получившей номинацию в категории «Лучший фильм на иностранном языке» на кинопремии «Оскар». Такие заслуги в последнее время сразу же замечаются по ту сторону Океана, но Лантимос не сразу отправился покорять американского зрителя, поработав в Европе с ещё одной нестандартной драмой «Альпы», за что был отмечен на Венецианском фестивале. А дальше была очередная номинация на «Оскар» (на сей раз за лучший сценарий) за фильм «Лобстер», где уже снимались звёзды первой величины — Колин Фаррелл и Рэйчел Вайс, а также ещё несколько узнаваемых актёров. А последний на данный момент фильм грека — «Фаворитка» — стал одним из основным в конкурсной программе прошедшего несколько дней назад «Оскара», в том числе был среди номинантов на «Лучший фильм». Но перед «Фавориткой» Лантимос выпустил драму «Убийство священного оленя», где вновь сотрудничал с Колином Фарреллом, а компанию им составила Николь Кидман.

В «Убийстве священного оленя» рассказывается про врача-кардиолога Стивена Мёрфи (Фаррелл), а также про его семью — жену Анну (Кидман), дочь Ким (Рэффи Кэссиди) и сына Боба (Санни Сулджик). На первый взгляд — это самая обычная семья, где родители переступили за черту кризиса среднего возраста, между ними уже незаметны любовные искры, жизнь течёт уже как по инерции, а между тем дети подрастают и требуют больше внимания к себе. В это же время в обыденную жизнь семьи Мёрфи врывается некий Мартин (Барри Кеоган). Молчаливый подросток, который буквально начинает преследовать Стивена. Но врач поначалу не противится компании Мартина и даже знакомит его с женой. Анна начинает подозревать, что здесь что-то таится и, возможно, загадка отношений Стивена и Мартина лежит в недалёком прошлом, когда Стивен позволял себе употреблять алкоголь прямо на работе. Анна решает во чтобы то ни стало узнать правду и понять, кто такой этот Мартин. А между тем Стивен начинает быть всё более агрессивным, а дети, в особенности, дочь Ким начинают вести себя всё более странно.

«Убийство священного оленя» во многом напоминает работу классика мирового кинематографа Пьера Паоло Пазолини «Теорема», вышедшую в далёком 1968-ом году. Там тоже основным двигателем сюжета является некий «визионер». Он совершенно неожиданно оказывается в доме одной семьи и практически мгновенно начинает её менять и менять вряд ли в хорошую сторону. В случае с «Убийством священного оленя» таким «визионером», естественно, является Мартин. Но в отличие от «Теоремы» зритель всё-таки узнает в чём же был смысл его появления, какие цели он преследовал, зачем вообще ему нужна была семья Мёрфи. Также есть ещё одна параллель с работой Пазолини — в глубине сюжета заложена история из древнегреческих мифов про царя Агамемнона (это тот самый, который повёл войска на Трою, что было показано в одноимённом фильме) и его дочь Ифигению. Пазолини же многие свои картины разрабатывал в соответствии с мифами Древней Греции (например, в картине «Царь Эдип»). Но Пазолини ещё и позволял себе крайнюю сексуальную раскрепощённость (пусть и местами завуалированную), а вот в «Убийстве священного оленя» этого нет. Кое-что на интим имеется, но на развитие действия влияния никакого не имеет. Так что фильм 1968-го года оказывается несколько глубже.

Но в любом случае уже можно утверждать, что Йоргос Лантимос стал любимцем критиков (ещё бы столько номинаций и наград!). «Убийство священного оленя» даже получило «золотую пальмовую ветвь» в Каннах за лучший сценарий (здесь постарался Эфтимис Филиппоу, частый соратник режиссёра), но у меня всё равно осталось большое количество вопросов. Например, с трудом можно понять мотивацию персонажа Колина Фаррелла. Вроде бы спокойный мужчина, обладатель столь гуманной профессии, но откуда в нём столько ярости и по какой причине она пробуждается? Что-то не особо было заметно, что Мартин влияет на него как красное полотнище на быка. К тому же Стивен Мёрфи чаще срывается на собственную семью. Очень странное поведение и отношение от этого к персонажу от Колина Фаррелла весьма двоякое. Дальше непонятно, почему любящая мать Анна позволяет, чтобы Стивен кричал и даже угрожал своим детям. Неужто так была занята собственным расследованием и настолько разочаровалась в муже, что стала сквозь пальцы смотреть на его гневные выпады? Весьма странно. Неясно до конца, что пыталась доказать всем Ким. Она так старательно разыгрывала из себя жертву обстоятельств, что в конце концов её слезоточивые речи дрожащим голосом начали надоедать.

В общем, Йоргос Лантимос уже успел нас приучить, что его картины довольно странные, хоть и обладают особым взглядом и индивидуальным почерком режиссёра. С одной стороны это хорошо, что «Убийство священного оленя» оставляет вопросы, значит он чем-то зацепил, но, признаюсь, как только я вспоминаю сцены из этой драмы, то становится как-то не по себе, какой-то неприятный шлейф остался после просмотра. И не могу винить в этом актёров, они-то выкладывались максимально, но вот Лантимос решил объять необъятное и «Убийство священного оленя» вышло слишком метафорическим, философским и нестандартным.

6 из 10

Источник