хэппи-енд с душком

в своей новой работе Пол Шредер решил перенести канву брессоновского «Дневника сельского священника» на американскую почву. Даже название ничуть не изменилось.

Что же стало причиной, побудившей американского постановщика взяться за переписывание шедевра авторской киноклассики?

Этот вопрос возникает с началом просмотра и не оставляет на самого конца.

Итак, в ракурсе настоящего фильма протестантская Америка. Пастор средних лет, перешедший с капелланской службы настоятелем маленькой церкви, начинает вести дневник, в котором сомнения относительно его служения соседствуют с неуверенностью своей веры в бога.

За духовным наставничеством к нему обращается молодая пара защитников природы, у которых есть свои вопросы к мирозданию, но кроме того есть и свои методы борьбы.

Духовное наставничество не приносит плодов, после обнаружения женой взрывчатки в гараже, парень кончает собой на глазах у пастора.

Принимая близко к сердцу произошедшее, пастор начинает интересоваться жизнью молодого человека и постепенно переносит его идеи на свое духовное служение, вступая в контры с местными промышленными бонзами и руководством своей миссии.

Параллельно развиваются отношения с женой того парня, той которая помогла со взрывчаткой.

Подобно своему протеже из раннего шедевра Брессона, пастор начинает пить, отчего его поступки приобретают все более импульсивный и непредсказуемый характер, к тому резко ухудшается его здоровье.

Путаницах в мыслях и поступках только усиливается, начинаются разговоры о принесении себя в жертву во имя… и тут же возникает этот эффектный атрибут, столь контрастирующий с его пасторской сутаной (пояс шахида).

От размеренного темпа и взвешенности повествования не остается и следа, видя в руках пастора столько интересных вещей, зритель теряется в догадках, что бы могло послужить основанием…

Приходит на ум, что то из психологии, может дух «Таксиста» вселился в него?

В общем, вторая треть истории решительно выбивает почву у вас под ногами и это как раз та часть, где режиссер решает отойти от канвы «Дневника» Брессона и обжить свое время новыми персонажами.

К сожалению, на этом вся конструкция рушится. Подхватив некий компьютерный вирус пастор забывает про свой дневник, начинает агитировать с кафедры, подбодряя себя виски и готовит смертоносные дары.

Однако, у режиссера был заготовлен свой козырь в рукаве! Романтическое завершение «Дневника пастора» навсегда разобьет любые иллюзии схожести с оригиналом. Авторитет духовных лиц, впрочем тоже.

Вдобавок прескверное послевкусие оставит эта история с взрывчаткой и женой самоубийцы, прыгающей на пастора.

Так что, даже хэппи-енд с душком получился.

Источник