Харрисон Форд: «Это не какая-то дешевка. Это игра по-крупному»

Харрисон Форд: «Это не какая-то дешевка. Это игра по-крупному»

Вторая часть пресс-конференции фильма «Звёздные войны: Пробуждение силы» свела на сцене президента компании Lucasfilm Кэтлин Кеннеди и актеров Харрисона Форда, Гвендолин Кристи, Оскара Айзека и Джона Бойегу. Говорили о Джа-Джа Бинксе, пели Led Zeppelin и сокрушались о том, как было сложно найти бар на вечеринке в честь окончания съемок.

Точно так же, как и в первой части, командовала парадом актриса Минди Кейлинг. Ее первый вопрос Харрисону Форду стал копией вопроса Джей Джей Абрамсу.

Мы приводим перевод пресс-конференции с незначительными сокращениями.

Кейлинг: Харрисон, вы же богаты. Зачем вам это все?

(В зале смех. Харрисон открывает бутылку воды, бормочет под нос.)

Форд: Очень хороший вопрос.

Кейлинг: Спасибо.

Форд: Потому что это моя работа. Она мне нравится. Меня это радует. И у меня была возможность поработать с людьми, которыми я очень восхищаюсь. Я давно хотел поработать с Джей Джей. Мы с ним давно знакомы, и я очень уважаю его работы. Когда я подписывался, это казалось хорошей идеей.

Кейлинг: Кэтлин, понятно, что нельзя спрашивать вас о фильме. Вы все равно не скажете, что там есть. А можете сказать, чего там точно нет?

Кеннеди: Джа-Джа Бинкса точно нет.

(В зале радостные крики.)

Кеннеди: Эвоков тоже точно нет.

(Пресса продолжает радоваться.)

Кеннеди: Простите. На этом настоял Харрисон.

Форд: Я вписал это в контракт.

Кеннеди: Да, это было в контракте.

(Минди быстро передает слово прессе, пообещав остальным задать свои вопросы позже.)

Пресса: Мистер Форд, расскажите, пожалуйста, каково быть связующим звеном между оригинальными фильмами и новым поколением?

Форд: Мне очень приятно было получить приглашение в этот проект. Здесь очень интересная история. К тому же всегда хорошо поработать над фильмом, который зрители точно будут ждать. Это не какая-то дешевка. Это игра по-крупному. Весело снова взяться за знакомые игрушки. Отлично провел время.

Харрисон Форд: «Это не какая-то дешевка. Это игра по-крупному»

Пресса: Вопрос к Кэтлин. Каким образом этот фильм подведет нас к эпизодам, которые разрабатывают Райан Джонсон и Колин Треворроу? Вы уже распланировали все дальнейшие фильмы?

Кеннеди: Мы пока не расписали все детально. Но, разумеется, все работают вместе и общаются между собой. И такое сотрудничество, как мне кажется, гарантирует каждому свой вклад в дальнейшую работу. Пока все идет прекрасно. Джей Джей и Райан уже все подробно обсудили, потому что Райан скоро начнет снимать восьмой эпизод. Ребята приступят к работе в январе. (Кэтлин приобнимает Джона, показывает взглядом на Гвендолин и Оскара.) И потом Колин начнет работать с Райаном и проведет много времени на площадке с нами.

Кейлинг: Гвендолин, вопрос к тебе. Если бы ты могла быть любым персонажем «Звёздных войн», кем бы ты стала? Я вот стала бы певичкой в группе у Джаббы Хатта. А ты?

Кристи: В каком плане? На какую роль я бы подошла? Или просто кого хотела бы сыграть?

Кейлинг: И то и другое.

Кристи: Даже так? Дай подумать. Роль, на которую меня бы точно не взяли, но которую я точно хочу сыграть, — это Хан Соло.

(Харрисон Форд радуется, зал аплодирует.)

Кейлинг: Ну да, ты четкая. По мне так характерная особенность.

Кристи: Я самую малость четкая, в отличие от Большого Каньона, сидящего на другом конце дивана!

Кейлинг: Большой Каньон четкости. Неплохой комплимент. Или эпитафия. Не знаю. Вам решать.

Форд: Я благодарен за столь доброе отношение.

Харрисон Форд: «Это не какая-то дешевка. Это игра по-крупному»

Пресса: Мистер Форд, в чем разница между этими «Звёздными войнами» и оригинальными? И каково было вернуться на площадку «Звёздных войн»?

Форд: Знаете, про трудности сразу не скажу. Скажу про то, какие чувства испытал при возвращении. Знакомые чувства. Хорошие чувства. Как говорит Хан в трейлере, приятно вернуться домой. Я в курсе, какое значение придают этим фильмам зрители, и я рад, что фильмы живут дальше, передаваясь от поколения поколению, что для старой гвардии тоже есть зритель. Для меня это загадка, но я рад, что являюсь ее частью.

Кейлинг: А вот такой вопрос. Какая разница была между вечеринками в честь окончания съемок?

Форд: Во время последней было очень трудно найти бухло. Правда же? (Форд обращается к молодым коллегам.) Так, Оскар?

Айзек: Да, тяжко было.

Форд: Я не мог найти бар. Вечеринка была с размахом.

Пресса: Будучи отцом, как вы объяснили своим детям, что возвращаетесь к франшизе? Вы для них сразу стали круче?

Форд: Да мои дети и так не считали меня крутым. И участие в этом фильме не переубедит их. Им просто приятно знать, что у папы все еще есть работа.

Кейлинг: Оскар, по моему опыту на каждой площадке есть актер, в чей трейлер коллеги ходят, чтобы послушать музыку и дунуть. (В зале истерика.) Понятно, что вы наркотики не принимаете. Вы профессионалы. Это фильм студии Disney. Но все-таки к кому в трейлер ты ходил тусоваться?

Айзек: Я ходил в свой трейлер.

Кейлинг: А к тебе кто-нибудь приходил?

Айзек: По большей части мы фланировали между моим трейлером и трейлером Кэрри. Туда-сюда. У нас были веселые трейлеры.

Кейлинг: Джон?

Бойега: Что?

Кейлинг: Ты в своем трейлере тусил или тоже бегал к Кэрри?

Бойега: Нет-нет, я не бегал к Кэрри.

Айзек: Понимаете, приезжал мой дядя, большой фанат «Звёздных войн», реально одержимый. И он потерялся. Я не мог найти его. И тут я слышу смех, доносящийся из трейлера Кэрри, иду туда и вижу своего дядю, который сидит с Гэри Фишером, бульдогом Кэрри, и тупо зависает с ним! Я такой: «Тео, ты что здесь делаешь? Пошли отсюда!» Короче, хороший у нее трейлер был.

Харрисон Форд: «Это не какая-то дешевка. Это игра по-крупному»

Вопрос о практически религиозном статусе «Звёздных войн» вызвал довольно бессвязный ответ Форда, и в итоге актер переадресовал вопрос Джону Бойеге. Готов ли он к зачислению в лик святых?

Бойега: Я не знаю вообще, готов ли я ко всему. Знаю, что снялся в этом фильме и что он всяко выйдет. Но, думаю, будет весело. Если что-то пойдет наперекосяк, я посплю у тебя на диване, Харрисон?

Форд: Да я тебя практически не знаю.

(Зал в истерике.)

Бойега: Мы лучшие друзья! Он просто так шутит!

Пресса: Вопрос Гвендолин Кристи. Вы были готовы к тому, как ваша героиня, капитан Фазма, моментально станет культовым персонажем среди фанатов? И второй вопрос. Если студия Marvel предложит вам сыграть Капитана Марвел, вы согласитесь?

Кристи: Меня очень удивило и воодушевило такое принятие капитана Фазмы. Джей Джей не раз подчеркивал, что хочет не просто отдать дань старым фильмам серии, но и перенести их в наше время. И подтверждением этого для меня стала капитан Фазма, первая злодейка в полнометражных «Звёздных войнах». Более того, мы воспринимаем эту героиню через ее действия, а не через ее внешность. «Пробуждение силы» в этом плане очень прогрессивно подходит к персонажу. И благодаря откликам фанатов мне кажется, что это правильный подход. Зрители хотят видеть женщин такими. Зрители хотят видеть более разнообразное отражение общества. Играть такую роль — огромная привилегия. Если кто-нибудь решит предложить мне другую работу, я с удовольствием выслушаю предложение.

Харрисон Форд: «Это не какая-то дешевка. Это игра по-крупному»

Пресса: Вопрос к Кэтлин. Скажите, к чему столь беспрецедентный уровень секретности? Я никогда не присутствовал на джанкете, где журналистам не показывали заранее фильм. Создается ощущение, что актеры боятся не сболтнуть лишнего. Некоторые уверяют, будто вообще не видели фильм. К чему такой экстрим?

Кеннеди: С самого начала работы над картиной мы уважали фанатов. Именно фанаты хотели бы, чтобы все зрители, пришедшие в кино, были бы удивлены. Сейчас нас так редко удивляет кино. Трейлеры рассказывают нам весь фильм, и сюжет в итоге оказывается в сети задолго до релиза. Я часто слышала вот что: «Не хочу ничего читать, ничего знать об этом фильме не хочу». Потому что такой зритель ожидает некоего сюрприза от просмотра кино. Потому и такая секретность. Мы уважаем право зрителя на удивление.

Айзек: Честно говоря, с трудом припоминаю, когда я ходил на фильм, о котором ничего не знал. Кажется, это была «Елена в ящике». Кто-нибудь помнит этот фильм? Пожалуй, тогда я в последний раз смотрел кино, ничего не зная о нем. Кажется, я тогда учился в восьмом классе. Мы видели только постер.

Кейлинг: Там герой отрезает героине все конечности.

Айзек: Да, отрезает все конечности. Мы об этом не догадывались. Мы смотрели на женское тело на постере и говорили такие: «Давайте посмотрим!»

Пресса: Вопрос новичкам. Вы, конечно, любите «Звёздные войны», часто обсуждали фильмы, но знаете ли вы какие-то фанатские теории? И если да, то какие у вас любимые?

Айзек: То, что Кайло Рен — это на самом деле Джа-Джа Бинкс. Вот мой любимый слух. Даже хочется, чтобы это оказалось правдой.

Бойега: Помнится, читал теорию о том, что Финн — внук Мейса Винду или что-то типа того. Как-то пришел на вечеринку, и кто-то меня как хлопнет по плечу и как заорет: «Йо, черный джедай!» Поворачиваюсь, а это Сэм Джексон! (Зал в истерике.) И он такой: «Ты мой сын!»

Харрисон Форд: «Это не какая-то дешевка. Это игра по-крупному»

Кристи: Совершенно не представляю, как продолжать после истории Джона, но я не следила ни за какими фанатскими теориями, потому что снималась в «Игре престолов».

Бойега: А Джон Сноу жив или мертв?

Кристи: Я читала только свои реплики в сценарии! Понятия не имею!

Выкрик из зала: Джон, спасибо, что спросил!

Пресса: Вопрос Джону. Когда ты узнал, что возьмешь в руки меч Люка Скайуокера, что почувствовал?

Бойега: Я был дико рад, что мне удалось помахать этой штукой, потому что синий мне к лицу! И вообще я читал сценарий и думал: «Джей Джей знал, что я такой фанат и написал роль для меня?» Потому что мне удалось примерить доспехи штурмовика, куртку повстанца, пострелять из бластера и подраться на световых мечах. Да я тусовался с Ханом Соло и Чубаккой, блин! Это ж обалдеть!

Форд: Ты уверен?

Бойега: Я люблю тебя, Харрисон!

Харрисон Форд: «Это не какая-то дешевка. Это игра по-крупному»

Пресса: Ты не боялся, что тебе что-нибудь отрубят?

Бойега: Боялся. Потому что у Адама Драйвера очень длинные руки. И в этом проблема. Но я вел себя как боксер на ринге и постоянно уходил от удара.

Кейлинг: Гвендолин, я хотела спросить, есть ли у тебя песня, под которую ты готовишься выйти на площадку? Ну, как у Ронды Раузи, которая выходит под песню Джоан Джетт «Bad Reputation». У твоего персонажа есть такая песня?

Кристи: Господи, она и сейчас у меня в голове крутится… (Напевает.)

Айзек: Led Zeppelin?

Кристи: Да!

Айзек: «Kashmir».

Посмотрите ролик, как Кристи, Айзек и Бойега изображают вступление к песне Led Zeppelin.

Айзек: Тема капитана Фазмы. Отлично!

Пресса: Вот вам очень простой вопрос. Расскажите о своих любимых сценах из оригинальной трилогии.

Айзек: Моя из «Возвращения джедая», когда Люк снимает шлем Дарта Вейдера, а под ним оказывается печальное лицо пожилого и ранимого человека. Не знаю, повлияло ли это на мою игру, но это моя любимая сцена.

Кристи: Помню, мне было лет шесть, когда я увидела «Новую надежду». Помню, как меня поразила принцесса Лея. Я подумала, что раньше никогда не видела таких женщин в кино. Она очень и очень вдохновила меня. Я спросила Кэрри Фишер. То есть я сказала ей, что после ее игры в моем разуме было посеяно зерно. И Кэрри ответила, что она реально посадила зерно. В мой разум.

Форд: Я так понимаю, ты говоришь не о той сцене, где Лея сидит в бикини возле Джаббы?

Кристи: Нет, конечно.

Форд: Нет, значит.

Кристи: Нет.

Форд: Потому что это моя любимая сцена. (Зал снова в истерике.)

И на этом мы заканчиваем с пресс-конференцией «Пробуждения силы». Дальше вас ждут интервью с Джоном Бойегой, Оскаром Айзеком и Лоуренсом Кэзданом.

Источник.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ