Всё и сразу

Фильмы почти всегда идут в ногу со временем. Один тренд сменяет другой. Если с озвучиванием этого не перебарщивать, то слова будут услышаны верно. Для нашей сегодняшней эпохи фильм про сильных женщин, олицетворением которого являются «Вдовы», — лента нужная и подходящая в духе верных течений мысли. Важно было здесь как раз-таки не переусердствовать, чтобы не уйти в нелепость уровня новых зачарованных или сабрины. Благо, у руля Стив МакКуин, знающий как показывать сильных и объёмных героев в тяжёлых условиях, на ведущих ролях тяжеловесы, умеющие играть больших и сложных персонажей, да и за сценарий отвечает Гиллиан Флинн, которая, кажется, знает толк в женщинах, дающих сдачи. И «Widows» по сути крепко держатся на ногах: они говорят о своём чётко и уверенно, грузно донося сквозь омерзительный мир власть и силу имеющих историю о тех, кто вынужден этой силе и власти дать отпор. И всё бы хорошо, да только говорят вдовы, наверно, даже слишком много, теряя за этим целостность.

Говорят в ленте действительно долго: кроме начального экшена, молчаливых эмоциональных флешбеков и ограбления под конец, все остальные события разворачиваются через череду слов. Картина от этого раскатывается очень медленно, ведь практически сразу МакКуин бросает зрителя в действие, и тут же его этого лишает, возвращая в тягучий мир моральных терзаний. И снова, всё бы хорошо, но только «Вдовы», кажется, пытаются охватить всё и сразу. Несомненно, при просмотре понимаешь, про что говорит, что за этим стоит и к чему ведёт МакКуин, но ощущается это совершенно не как нужно из-за персонажей, одни из которых слишком блеклы, чтобы быть интересными, а другие просто не видятся настоящими из-за лишённой мотивации и понятности.

А МакКуин, тем временем, хватается за всё. Тут и линия грязной политики в лице Фаррелла, смешанная с классической трагедией отцов и детей с Дюваллом, тут и личная линия Дэвис, и её прошлое, в котором попутно, бесцельно раскрывается очередная американская несправедливость, линия Жатема, брата соперника Фаррелла, линия Мэннинга с его предвыборной компанией, и, по идее, почти каждая деталь движется и частично влияет если не на основное действие, то на создание атмосферы, но, распылившись, МакКуин не доводит всё до верного конца, останавливаясь лишь на образах, а не героях, многое оставляя висеть в воздухе. Личная история Фаррелла, кроме как зарисовки о власти, не интересует и не сильно понятно для чего существует, Дювалл попросту тратит талант, лишь выступая в качестве образа консервативного расиста, обличая очередной порок общества. Безумно притягательный в своей жестокости Калуя существует с кучей ненужных сцен, призванных убедить зрителя в его и так понятной безжалостности, выступая в качестве ничего не значащей по факту помехи под конец, поскольку не влияет ни коим образом ни на героинь, ни на их план. Брайан Майкл Генри, обличающий современных политиков-бандитов, что хотят власть как инструмент большего бандитизма, выступает в качестве рычага для запуска сюжета, который под конец просто забывается, хотя ветка явно требует если не точки, то запятой. Ну и на первом плане героини, каждая из которых нуждается в переменах. Любой герой здесь выступает в качестве чего-то, будь то проявление порока, проявление угнетения или же попытка всему противостоять, и, опять же, это всё понятно и видно, да хочется не олицетворения пороков, а объёмных персонажей за ними. Но в итоге после просмотра осознаётся, что главенствует тут простая истина: все мужики — козлы. Либо они такие сразу, либо же умело маскируются. Жалко, что от этого сильные женщины не выглядят сильными, а ощущаются лишь менее слабыми. МакКуин переворачивает историю в рамках лучших криминальных триллеров под конец, выдавая очередную порцию предательства и боли. Но это снова не работает, потому что нельзя полностью менять образ героя, никак к этому не подведя, не наделив мотивацией или банально объяснив почему так, от того восприниматься всё будет лишь с красиво поставленной сцены, но никак не с нужной эмпатии к личной истории персонажа. Так нужно по сюжету для донесения мысли, но зрителю, что хочет понять и проникнуться, остаётся лишь плавать на поверхности, довольствуясь объяснением «потому что вот так». Попытавшись придать истории об ограблении веса, социального и значимого, МакКуин с Флинн заигрались, потеряв ориентир, заставляя зрителя лавировать по разным направлениям, тем самым обостряя скуку в не самые приятные моменты, по итогу запутываясь в ясности повествования, где главенствуют грязные и противные пороки и несправедливость, на фоне которых и существуют персонажи Виолы Дэвис, Дебики и двух других девушек, чьи имена и участие в истории вспомнить будет трудно. Женщины сильные, но чего сила их, если задуматься, здесь стоит?

Несмотря на проблемы в восприятии более глубоком, на вид внешний и взгляд самый первый к «Вдовам» трудно предъявить что-либо. Режиссёрская работа, операторские ходы — каждая деталь удерживает внимание. Начальная сцена экшена отлично поставлена и сразу же захватывает, как и под напряжением держит ограбление под конец. МакКуин умеет взять зрителя цепкой хваткой благодаря жестокой и холодной обстановке отчуждения, существующей в каждом кадре. Во многом благодаря актёрской игре, особенно Виолы Дэвис, при скудности проработки героев удаётся проникнуться общей атмосферой под занимательный саундтрек Ханца Циммера. Ругать МакКуина не хочется совершенно, работа его вышла явно интересной и неплохой, и понятно, за что хвалимой. Ему удаётся умело рассказывать историю, плавно совмещая настоящее и прошлое, дополняя рассказ на фоне, например, с помощью радио или же проводя параллели с помощью монтажа. Чисто эстетически «Вдовы» обладают своим особым притягательным криминальным шармом, полностью работающим на зрительское погружение.

Но, снова возвращаясь к отмеченному ранее, всё зависит от внимания к проблемам, о которых МакКуин хочет поговорить. Быть может, дело в завышенных ожиданиях. Вполне возможно. Но вот в чём дело: образы считываются, мысль улавливается, но по итогу просмотра, кроме осознания желания высказаться о самой социальной мысли, ничего не остаётся. Точно не плохо, а просто обидно. Много всего было, а повлияло мало. Вроде и наполнено, да, кажется, просто очерчено. Цельности не видится, а вспоминается лишь часть. Да и мир, несмотря на счастливую улыбку, не ощущается справедливым и даже полным, он всё такой же неприятный и пустой. Хотя, возможно, именно это и должно было быть понято в первую очередь. В мире, полном беззакония, пороков, боли и грусти, даже попытка с этим бороться не будет ощущаться как-то иначе, ведь каждый теперь сам за себя и никто ни за кого.

Источник