Возвращённые

The Returned (2013)

Точка невозврата

Это был очередной зомби-апокалипсис. Очередной смертоносный и безжалостный вирус, с большим успехом, подобно бубонной чуме, истребивший пол-мира, превратив практически все вокруг в могильник, и превративший людей, которым не посчастливилось просто умереть в муках, в кровожадных живых мертвецов, ходячих и ползающих. Это была очередная сегрегация и расслоение и, хоть и был изобретен исцеляющий препарат для возвращения с того света, для восстановления собственной плоти и избавления от невыносимого смертельного голода, спасения удалось получить не всем.

Фильм-участник престижного международного кинофестиваля ужасов в испанском Ситгесе, третья по счету полнометражная режиссерская работа испанца Мануэля Карбальо, неплохо заявившего о себе в жанре хоррором 2010 года «Одержимость Эммы Эванс», фильм «Возврат» 2013 года лишь на первый взгляд представляет собой типичный образчик апокалиптического зомби-кошмара в лучших традициях Джорджа Ромеро или Лючио Фульчи, но оттого становится удивительным окончательный эффект и последующий катарсис при ближайшем ознакомлении с этой картиной Мануэля Карбальо.

Фильм «Возврат» едва ли можно отнести к «одному из» огромного списка дешевых и не очень фильмов ужасов, посвященных чрезвычайно популярным темам различных эпидемий и плотоядных человеколюбцев несвежей наружности, и в отношении фильма Мануэля Карбальо вполне применим такой термин, как авторское кино. «Возврат» и в самом деле гораздо ближе не к развлекательной мясной массакре, приправленной для вящей убедительности экшеном, линейным нарративом и односложной характеризацией главных героев, а к категории арт-хорроров, в которых моменты истинного ужаса и саспенса выглядят не более чем данью уважения жанру как таковому, ибо режиссера интересует нечто иное, чем просто кровь, кишки и вытекшие мозги.

Используя элементы классического зомби-хоррора в начале фильма, Мануэль Карбальо предпочел искусно препарировать сей довольно таки легкий и кровавый жанр, сделав «Возврат» сильнейшей психологической и физиологической драмой, посвятив большую часть сюжетного фундамента не битвам за выживание в мире, охваченном зомби-садистикумом, а философствованиям о жиэни и смерти глазами главных героев, семейной пары Кейт и Джейсона, который вернулся с той стороны мрака, но не исцелился полностью. Перед зрителем в «Возврате» будет разворачиваться насыщенная по драматургии история о человеке, волей судьбы превратившегося в изгоя, ставшего зомби в качестве некоего божественного испытания, чтобы постичь в финале всю сущность своего бренного бытия. Мануэль Карбальо рядовой случай отдельного человека расширяет до границ всеобщей универсальности, творя в своей картине социально-политическую притчу без всяких примесей претенциозности или усложненности, намного превосходя по степени неординарности воплощения художественного замысла о «зомби разумном» как натуралистично-депрессивные образцы некрореализма, так и розовопупсовые мелодрамы в духе «Тепла наших тел». Жуткая напряженная атмосфера царствует в картине от начала и до конца, притчевость киноязыка доминирует и превалирует, но не подавляет, а сам фильм выглядит очень сдержанно, сбалансированно, почти без всплесков жесткого, а в данном случае и выглядящего бы просто бессмысленно, насилия. Повествование цельно, а сюжет лишен ординарных поворотов.

Фильм не стремится перейти грани разумного или шокировать детальными подробностями бытия живого мертвеца, в котором еще теплится нечто человеческое. Несмотря на определенные личные интонации, в «Возврате» нет и вовсе следов ходульной мелодраматичности, манипулятивной сентиментальности. Социально значимый и жесткий реализм с мастерски завуалированными политическими экивоками в сторону современного европейского политикума умело обволакивает ленту, и зомби как таковые становятся вторичными, всего лишь символом человеческой отчужденности, пройдя которую полностью, можно достигнуть точки невозврата.

Источник