Волшебники жуют «Орбит»

Волшебники жуют «Орбит»

Наконец-то фаны вселенной Г. П. (и мимо проходящие зрители) дождались выхода второй части истории о похождениях эксцентричного зоолога Ньютона Скамандера. Теперь «главным» в истории становится волшебник Геллерт Гриндевальд; нельзя сказать, что линия Ньюта скромно убралась в сторонку, но таки уступила трон первенства антагонисту. К сожалению, магические зверюшки, придающие истории особый шарм, почти не вылезали из чемодана.

Я, как зритель, подсматривающий за миром Роулинг изредка и одним глазом, ожидала увидеть продолжение доброй сказки (пусть не детской, но все же), изобилующей забавными зверушками, но никак не мрачное фентези. Признаюсь: о существовании «великого и ужасного» Деппа-Гриндевальда я вспомнила благодаря трейлеру фильма, давно забыв подробности финала первой части. Окей, мрачняк, так мрачняк. Играем дальше.

Удивил и порадовал Джуд Лоу, сыгравший Альбуса Дамблдора в зрелом возрасте. У Лоу получился харизматичный профессор с новаторскими взглядами на преподавание. Не менее интересным (а чем-то и более) получился его кровный антагонист — Гриндевальд, которого воплотил Джонни Депп. И не просто воплотил: временами казалось, что Депп не проживает роль, а демонстрирует на экране свои личные качества.

Теперь о существе.

Самое запоминающиеся из них (не только потому, что чаще всех появляется в кадре) — это, конечно же, обаяшка-нюхлер который, по замыслу автора, перевоплощается то в палочку-выручалочку, то в «рояль в кустах». Смотрите сами: в первой части нюхлер нагло сбегает из чемодана Ньюта и весело проводит время в городском банке. Последствиями этого веселья стали не только переполох в Нью-Йоркском банке и угроза обнаружения существования волшебного мира; этот инцидент также столкнул Тину с Ньютом.

Во второй части истории нюхлер не только осязал Тинины следы (когда Ньют с Якобом искали девушку в Париже), но и совершил героический подвиг: спёр у Гриндевальда кровную клятву. Интересно, какую роль сыграет зверёк в дальнейшем?

Теперь о зверьках, которые пошли косяком.

Первые — по номеру, а не по значению «звери», — это запутывающие зрителя монтажные переходы. Например, когда Ньют решает воспользоваться ключом от схрона, который дал ему Дамблдор. Зритель переносится к замку Хогвардс, величественность которого успевает узреть с птичьего полета. В зрительском воображении, разыгранном знаменитой школой, представляется путешествие Ньюта через портал, чем, собственно, и является ключ-карта. Далее, он (то бишь, зритель) с замиранием сердца наблюдает за аврорами, решительно приближающимся к замку. Зритель переживает за Ньюта (в тайне раздираемый злорадненьким любопытством: как герой обведет собственного братца вокруг пальца), но в Хогварсе неожиданно начинается совсем другой эпизод. Напрашивается вывод: то ли что-то лишнее отрезали, то ли у монтажера рука дрогнула и кадр перескочил.

Подобным «колебаниям» подвержена и сценарист фильма, наделившая персонажей безудержным потоком слов, который извергается из них именно в ключевые моменты: 1. Ньют неуклюже признается Тине в любви в тот момент, когда в любую секунду может раскрыться их несанкционированное проникновение в хранилище министерства.

2. Когда над городом нависла угроза уничтожения и вот-вот появится враг, в фамильном склепе «подбирают ключи» к мучительным сердечным тайнам. В момент опасности сцена в склепе очень растянута по времени из-за говорильни. Еще один момент, который был завален из-за неконтролируемой болтовни — это саспенс. «Слили» его так: Якоб видит в волшебном шаре локацию своей возлюбленной Куинни и благодаря этому зритель узнает, что в склеп нагрянет Гриндевальд. Туда же, естественно, направляются Ньют и сокомпания, не ведая о том, что затевается в склепе. Такое неведение персонажей могло перерасти в открытый саспенс, но… можно предположить, что волшебники умеют растягивать время или ощущают его совсем не так, как маглы. Тогда почему они не наколдовали «купол отрицания» и иже с ним? Еще один риторический вопрос, который зудел мне на протяжении фильма: почему волшебники не могут наколдовать себе знание французского?

Это еще не все риторические вопросы: взять, хотя бы, идеи сообщества волшебников Америки: в первой части фильма сказано, что в Америке «отсталые законы»: запрещено дружить с не-магами и вступать с ними в брак. Так почему же Куинни и Якобу не перебраться, например, в Британию, пожениться и жить счастливо? Странно, что Ньют, знающий проблему друзей, не предложил им подобный выход? Нет, Куинни надо было «клеманутся» на этой почве и перейти в стан врага… к сожалению, линия конфликта возлюбленных вытянута из пожеванной жвачки.

Пока косяки закончились, но впереди, оказывается, еще три фильма. Рано утверждать, что сценарист «замкнет» все линии. Также, нечестно думать, что «цвет идеи» завянет, становясь все хуже с каждым фильмом.

Создателям «Преступлений Гриндевальда» ставлю семь баллов (по 10-бальной шкале). И добавляю половинку балла сценаристу: за робкую веру в качество «готового пазла».

Источник