Во власти тоски

Американская странница Тэми приезжает на Таити, где в ее поле зрения попадает британец Ричард, который путешествует на собственной яхте. Они быстро распознают друг в друге родственные души, и вот Ричард предлагает девушке отправиться с ним в кругосветное плавание. Но их планы нарушает внезапная встреча с давними знакомыми Ричарда, которые за хорошее вознаграждение просят его перегнать их яхту в Калифорнию. Ричард соглашается, но в пути они с Тэми попадают в жуткий ураган, в результате чего яхта теряет управление, а мужчина получает серьезные ранения. И теперь вся надежда на спасение находится в хрупких руках неопытной Тэми…

Поджанр survival movie вещь довольно консервативная, и рассказать в нем что-то новое, при этом стараясь одновременно увлечь зрителя и держать его в нужном психологическом напряжении, задача не из легких. К сожалению, исландский режиссер Бальтасар Кормакур, обожающий рассказывать истории о силе человеческого духа («Эверест», «Пучина») и решивший поведать миру реальный случай, приключившийся в 1983 году с Тэми Эшкрафт, больших успехов в данной картине не достиг. Желая сделать нелинейное повествование и смешав флэшбеки из знакомства персонажей и развития их отношений со сценами выживания на дрейфующей побитой лодке, Кормакур в итоге не добился накала страстей, а смешал два занудства, причем самым пресным образом. Романтические сопли и прочие «пуси-мусничества» хочется сразу же отодвинуть в сторону — все это, занимающее 75% всего фильма, совершенно не трогает, поскольку состоит из дежурных фраз, затасканных клише и неубедительных слезливых эпизодов, вызывающих малоприятное ощущение, будто Кормакур экранизирует Николаса Спаркса. Вместо того, чтобы рассказать историю о людях, «за отношения которых переживаешь больше, чем за свои», наполнив ее саспенсом, эмоциональным накалом, подлинным драматизмом и настоящим страхом перед разгулявшейся бурей режиссер словно сам неспешно дрейфует на лодке рядышком, снимая их быт отстраненно, скучно и безжизненно. В связи с этим локализованное название «Во власти стихии» выглядит иронией — какая стихия, какая власть, если персонажи тупо дрейфуют в течение почти всей картины? Даже сама сцена урагана кульминацией не становится — поскольку она мало того что снята на фоне весьма среднего хромакея, так еще и постоянно дробится монтажом, вклинивающим сопливые флэшбеки в те места, которые ни в коем случае не должны разрушать нарастающее напряжение зрителя.

Кормакур не уделяет особого внимания и правдоподобию в создании образа самой героини — она легко справляется с оборудованием, превосходно чинит все, что можно починить, клеит дыры на борту скотчем (лодочка, не болей), да и вообще с самого начала словно не нуждается ни в чьей помощи. Другую часть экранного времени она проводит в горизонтальном положении, изредка кушая оставшиеся консервы и погружаясь в те же самые опостылевшие романтические грезы и воспоминания. В итоге эта манера рассказа сильно вводит в состояние не гипнотичности, а банального анабиоза, в котором будто находились все — сценаристы, режиссер, композитор, монтажер, в том числе и шикарный оператор Роберт Ричардсон, который здесь выдает пару красивых, но в целом весьма банальных кадров, не проявляя никаких чудес визуального креатива. И даже финальный финт, который мог превратить эту откровенно девчачью мелодраму в по-настоящему грустную и трагическую историю, использован режиссером вскользь, будто невзначай и без придания ему должного акцента. А ведь именно этот ход мог сработать как очень важный инструмент в демонстрации того, что по-настоящему помогло Тэми выживать в открытом море все эти долгие дни и ночи. Особенно обидно, что хорошая актриса Шейлин Вудли по-настоящему старалась и делала все от себя зависящее, чтобы придать персонажу Тэми жизнеспособность и реалистичный объем, хотя всячески была скована сценарными рамками и тривиальными репликами. И именно за ее игру рука не поднимается поставить оценку ниже, хотя порой очень хотелось.

6 из 10

Источник