Внимание! Человек вышел в космическое пространство!

Внимание! Человек вышел в космическое пространство!

Многие потенциальные кинозрители невзлюбили «Время первых» ещё до выхода, по причине агрессивной рекламной компании. Им вполне справедливо показалось, что вся кинолента окажется излучающимися потоками прививаемого патриотизма и беспрекословной отваги Алексея Леонова, слизанными с опыта «Гравитации» и не подкрепленными качественной кинематографией. Опасались насчёт смены режиссёра Юрия Быкова (жизненный фильм «Дурак» и находка в мире отечественных сериалов «Метод») на Дмитрия Киселёва; сторонились Тимура Бекмамбетова, который, как известно, стреляет лишь иногда: по разные стороны баррикад находятся, допустим, качественные картины вроде «Ночного дозора» да спродюсированного Тимуром «Хардкора» и конкретные провалы: «Президент Линкольн: Охотник на вампиров», новые «Ёлки», «Взломать блогеров» (за этот фильм создателей вообще нужно сажать). Однако зрители, рискнувшие и пропустившие историю предательства Торетто ради поддержки отечественного кинематографа (и в надеждах на актерскую игру того же Хабенского) приятно удивились результату. Российский «Аполлон-13» не ударил в грязь лицом. Как же так получилось?

Всегда объектом национальной гордости, мечтой тысяч советских детей и подозрительно кратко раскрытой в нашем кинематографе являлась советская космонавтика. Сюжет фильма основан на реальном полёте корабля «Восход-2» с командиром Павлом Беляевым и пилотом Алексеем Леоновым. Космонавтам пришлось выйти в открытый космос, починить корабельные системы в рамках кислородного голодания, жёстко приземлиться и чуть не замерзнуть в тайге. Выглядит, будто оба пилота — твердейший монолит храбрости и непобедимости. Как бы ни так: актёрам и сценаристам прекрасно удаётся вывернуть наизнанку души ключевых героев, представить их живыми людьми.

Алексей Леонов в исполнении Евгения Миронова предстаёт оптимистом, не боящимся нарушить некоторые предписания, но преданным Родине; примерным семьянином, мечтателем, нередко возвращающимся к флэшбекам из детства. А главное — переносящим самые ужасные тяготы судьбы. Из таких людей ракеты строить. Как и из противоположного пилоту «Восхода» Павла Беляева — более трезвого по жизни, с фирменной меланхолией Константина Хабенского отдающейся в каждом взгляде. Но всё-таки превозмогающего боль и холодный дождь, чтобы вернуться в космическую программу. Эта пара персонажей меняется, исповедуется, и к концу фильма каждый из них получает ответы на свои вопросы и воззрения. Замечательно сыграл Ильин конструктора Сергея Павловича Королёва — уставшего здоровьем и нервами, но готового выполнить цель, при этом спася своих ребят. Да и в целом взаимоотношения Королёва и генерал-лейтенанта Каманина в центре управления полётом — наглядная иллюстрация темы отношений человека и государства, твёрдой машины, стремящейся выиграть в космической гонке с такой же прямолинейной машиной. Однако стоит ли игра, например, потерянных жизней экипажа? И поднятый вопрос на деле оказывается лишь гранью показанного в фильме русского человека, несущего на себе кандалы, самоотверженного и доброго, но не унывающего при всех возможных невзгодах. Такими и являются наши космонавты, которые, возможно, после проката фильма станут примером подражания для молодого школьника. Правда, с актёрской игрой не всё так идеально. Второстепенные персонажи, к сожалению, выложились не так сильно: Евгений Хрунов показан уж слишком наивным и молодым, а актёр, сыгравший диктора Левитана, чуть переигрывает.

Передать в души зрителей ощущения экранных героев помогает киноязык, выбранный Киселёвым — язык эмоций. На протяжении сменяющих друг друга эпизодов зритель испытает целый спектр эмоций — от волнения за получившего травму Беляева до негодования на моменте признания экипажа мёртвым. В последние минуты из глаз зрителя, в процессе морального экстаза, выдавливается скупая мужская слеза.

Значительную часть экранного времени фильм задаёт атмосферу саспенса, триллера. Хоть никаких новаторских решений в жанре «космического триллера» не нашлось (возбуждают в основном громкие внезапные звуки, банальный нагнетающий саундтрек или резкие рывки кадра), за Беляева и Леонова действительно волнуешься, как и за правильность решений, принимаемых такими же нервными от происходящего учеными в центре управления.

Сценарий основан на реальном событии, предсказуем и не предполагает вольнодумия, но на практике реалистичность показываемого на экране соединяется с драматической историей главных героев и художественностью. К сожалению, российский кинематограф слишком поздно решился увековечить подвиг «космических пилигримов», поэтому бывалому фанату космоса в кинематографе придётся готовиться к потоку клише, уже виденных в том же «Аполлоне-13» или даже в «Армагеддоне», после просмотра фильмов-катастроф подобного плана кажущемся лишь пародией по причине напыщенного пафоса. Похожий пафос, причем явно зачерпнутый из западного опыта, местами даёт о себе знать и во «Времени первых». Только «Хьюстон, у нас проблемы» не хватает. Зато хватает юмористических моментов, причём положительно-забавных и лишь отображающих боевой настрой пилотов, но ни в коем случае не вызывающих раздражение. Ирония над вечно не работающей в неподходящий момент техникой и прорехами советской бюрократиилишь гармонизирует с общим сюжетным духом фильма.

«Время первых» — стильное и красивое кино. У каждой локации своя атмосфера, цветовая гамма и проработанные декорации. Так, молчаливый и тёмный космос, с лазурной Землёй и далёкими звёздами, навевает ассоциации романтизма, героев, порвавшими с обыденностью и готовыми совершить нечто уникальное для человечества (при этом выглядит в десятки раз более реально, чем в любой «Гравитации»). Таёжный заснеженный лес — абсолютный контраст: такой же холодный и негостеприимный, но уже родная планета и твёрдая земля под ногами. Подкрепляется восприятие графическими эффектами: не такими совершенными, как в блокбастерах Голливуда, но не дающими повода воспринимать «Время первых», как фантастику, утверждая реализм киноленты. Особенно хороши эти моменты во флэшбеках, где пробивается лёгкий символизм.

А вот монтаж местами ассинхронизирует единство происходящего, в иной ситуации сбивая с толку, что особенно заметно в активных сценах. К счастью, командный центр и космический корабль с помощью диалогов персонажей словно становятся единым местом, что смягчает огрехи оператора и монтажа.

К саундтреку претензии предъявимы лишь отчасти: так, эпические нотки сопровождают уже первые эпизоды, а в напряженные моменты тишину прерывает уж слишком банальная для триллера музыкальная тема. Отдельный плюс за песню на стихи Роберта Рождественского.

«Время первых» — безусловно из тех кинолент, что продвигают национальный кинематограф, прививают молодому поколению интерес к истории своей страны и берут не только загадочной русской душой. По сети расходятся новости о московских школьниках, снимаемых с уроков и отправляемых на сеанс. А ведь им повезло узреть выход российского кинематографа в открытый космос, который не снился ни «Притяжению», ни «Викингам». И пусть производственный ад да низкие сборы в итоге не отклонят экипаж с курса.

8 из 10

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ