Весна, лето, осень, зима… и снова весна

Весна, лето, осень, зима... и снова весна

Bom yeoreum gaeul gyeoul geurigo bom (2003)

Плоды времени

Будь согнутым, и ты останешься прямым. Будь незаполненным, и ты останешься полным. Будь изношенным, и ты останешься новым.

(Лао-цзы)

Деревянные двери лишённые стен словно открывают некий сюрреалистический мир, оторванное от реальности необычное местечко. Окружённое лесом озеро с дрейфующей на своей глади хижиной — такое необъятное и такое уютное — пристанище для отрекшихся от мирской жизни. В этом безмятежном и глухом краю живут зрелый монах и его юный воспитанник, которые существуют в гармонии друг с другом и с природой. Но мальчик растёт и постоянно открывает для себя новое, — ему свойственно ошибаться, привязывать камень к животным или поддаваться искушению женским телом, чтобы научиться жить по-настоящему и, с помощью наставника, ценить вещи, что казались ранее незначительными. Вопреки своим стараниям, мудрецу не в силах предотвратить грядущие события, как никому не дано направить вспять смену времён года. Так проходят весна, лето, осень, зима… и снова наступает весна.

Буддистские мировоззрения Ким Ки Дука, наиболее рельефно показанные в «Острове», в этой умиротворённой картине достигают совершенства, как в плане визуальной эстетики, так и философского подтекста. В нём больше медитативного и мало привычного насильственного, хоть вырваться из круга страданий и страстей герои не могут. Пока есть утлая лодка в качестве проводника в обыденные растленные реалии — гармония не вечна, а ошибки неизбежны, отсюда и свойственная буддизму карма, когда человеку воздаётся по заслугам. Он гинет, либо меняется и встаёт на некогда обученный путь. Любовь — лекарство, от которого надо уметь отказаться, но сначала его нужно попробовать. Так было всегда и так будет повторяться. Этот круговорот неудержим, как и течение жизни, детства-озорства, юношества-безрассудства, зрелости-переосмысления, старости-мудрости, аллегорично принимаемое за времена года, с которыми преобразуется сам человек.

С цикличностью приходит смирение, но оно связно с трудностями, будь то вырезание на помосте буддисткой сутры или привязка к телу тяжёлого камня, с которым приходится взбираться на гору. Истязания как единственный способ очищения от проступков и иного мира, камень — символ отсутствия простоты бытия, гора — жизнь. Взбираться на неё нелегко, но на вершине возможно обрести катарсис. Оттуда всё кажется совершенно другим: более отчётливым и ясным. Двери без стен скрываются из виду где-то там вдали, а озеро — как на ладони — такое маленькое и такое одинокое. Эта нетленная часть природы цветёт и дышит зелёно-золотистыми и оранжево-белыми красками. В ней можно сбиться с пути и найти спасение. В ней можно испытать мучения и гармонично раствориться. В ней можно родиться и умереть.

Она всегда переживёт всех. А они будут заново перерождаться.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ