В чем секрет вечной жизни «Ворониных» — сериала, попавшего в Книгу рекордов Гиннесса

Почему российский ремейк американского ситкома продержался в эфире 24 сезона и продержится ли еще? Изучаем бесконечную историю сериала.

Знаете, какой сериал официально считается самым продолжительным из всех, что еще на ходу? Наверняка удивитесь, но это «Воронины». Они стартовали на СТС 16 ноября 2009 года, а в октябре 2019-го канал закончил показ 24-го сезона. В 2010-м «Воронины» получили «ТЭФИ» как лучший ситком. В 2017-м попали в Книгу рекордов Гиннесса как самый продолжительный адаптированный телевизионный проект в мире. О сериале-рекордсмене писали даже американские киноиздания.

В «Воронинах», как в «Симпсонах», кажется, были все: в роли приглашенных звезд тут появлялись Филипп Киркоров, ГлюкоZа и Николай Басков, Николай Валуев и Вячеслав Фетисов, Андрей Малахов и медведь Степан, снимавшийся у Бекмамбетова и Учителя. «Воронины» — образцовый пример того, как изначально чуждый нам американский телеформат может распуститься на русском нечерноземье. А история его создания сама по себе так удивительна, что легла в основу американской документальной комедии «Экспорт Рэймонда», которая зафиксировала все ужасы и страсти отечественной индустрии телесериалов.

Золотые нулевые

В чем секрет вечной жизни «Ворониных» — сериала, попавшего в Книгу рекордов Гиннесса

«Воронины»

«Воронины» — адаптация суперпопулярного американского сериала «Все любят Рэймонда», который выходил на канале CBS почти 10 лет, с 1996-го по 2005-й, и большую часть этого времени провел в национальном топ-10 по размерам аудитории. К началу работы над российской версией оригинальное шоу уже было закрыто. Но это никого не смущало: сериальные адаптации в то время были основным хлебом нашего телевидения. Успех «Моей прекрасной няни» и «Не родись красивой» принес каналу СТС, основанному американским бизнесменом Питером Герви, статус всенародно любимого, сильно повысив его привлекательность в глазах инвесторов и рекламодателей. В 2002-м СТС возглавил Александр Роднянский, которого сегодня знают как одного из главных кинопродюсеров страны, но начинал в России он именно как телеменеджер. В 2005-м Роднянский пригласил возглавить департамент производства сериалов Вячеслава Муругова, который три года спустя сменил Роднянского на посту гендира. Оба стояли у истоков «Ворониных».

В 2006-м СТС одним из первых в России разместил свои акции на американской бирже, и какое-то время дела у канала шли суперуспешно, хотя поддерживать такой ритм было непросто. В 2007-м появился новый, уже оригинальный сериал «Папины дочки», ставший впоследствии еще одним эфирным долгожителем (20 сезонов!), но и ему потребовалась замена. СТС был нужен постоянный приток свежих бронебойных хитов.

Продюсеры СТС тогда всерьез рассматривали даже создание российских «Друзей». Но в итоге выбрали «Все любят Рэймонда», права на который принадлежали Sony Pictures Television. Эту компанию отличает особая щепетильность в отношении производства иностранных адаптаций, поэтому американские авторы, такие как Филип Розенталь или Джереми Стивенс, имеют такое же непосредственное отношение к созданию «Ворониных», как и российские сценаристы и продюсеры. А когда к 11-му сезону «Ворониных» все адаптированные сюжеты были израсходованы, Стивенс продолжил помогать поддерживать дух проекта в уже полностью оригинальных историях.

В чем секрет вечной жизни «Ворониных» — сериала, попавшего в Книгу рекордов Гиннесса

«Все любят Рэймонда»

Еще одной ключевой фигурой для производства «Ворониных» стал сценарист и продюсер Артем Логинов. В нулевые он играл в КВН за команду «Четыре татарина», где и познакомился с Муруговым, одним из основателей и авторов «сборной Татарстана». Затем они вместе работали над «Папиными дочками» (Артем — в статусе креативного продюсера). В памятном финансовым кризисом 2008 году Логинов вместе со своими партнерами Антоном Щукиным и Антоном Зайцевым основал компанию Good Story Media. «Воронины» стали одним из первых проектов студии, впоследствии снявшей «Реальных пацанов», «Физрука», «Сладкую жизнь», «Ольга» и «Звоните ДиКаприо!». В тот момент совпали интересы трех сторон: Sony уже год безуспешно пыталась запустить в России производство иностранной адаптации своего суперхита, СТС нуждался в мощной премьере, а создатели Good Story Media мечтали реализовать свои амбиции на основе сериала, который им самим очень нравился.

За что все любят Рэймонда?

В чем секрет вечной жизни «Ворониных» — сериала, попавшего в Книгу рекордов Гиннесса

«Все любят Рэймонда»

«Все любят Рэймонда» на рубеже тысячелетий принес своим создателям славу, богатство, 15 премий «Эмми» и уйму других престижных наград. Его локальные версии вышли в Великобритании, Голландии, Польше, Чехии, Израиле, Египте и даже в Индии, но российская появилась первой и стала самой популярной.

Сюжет «Рэймонда» рассказывает о спортивном обозревателе из Нью-Йорка Рэймонде Бэроуне и его семье — жене, трех детях, живущих через дорогу родителях и брате Рэе. Это главные фигуры, которые окружает бесконечное разнообразие других комедийных типажей. Основу сюжета составляют семейные разборки героев друг с другом и схватки с типичными бытовыми проблемами, которые согласно универсальной формуле ситкома в итоге приводят к декларации некой житейской морали и общих гуманистических ценностей — в общем, почти все как в «Ворониных».

Впрочем, некоторые отличия видны уже в названии. От рабочего «Все любят Костю» авторы адаптации отказались практически сразу, потому что «Воронины» — принципиально семейная история, и фигура Кости здесь равнозначна другим. А вот «Все любят Рэймонда» фокусируется на герое Рэя Романо, популярного стендап-комика и сценариста. Сам Романо, между прочим, был категорически против такого названия, и продюсерам даже пришлось пообещать ему, что они его поменяют, если сериал попадет в топ-10. Когда спустя четыре года это действительно случилось, Романо напомнил про обещание, но было уже слишком поздно. Талант и популярность Романо стали тем фундаментом, на котором создатели сериала выстроили успех шоу.

В чем секрет вечной жизни «Ворониных» — сериала, попавшего в Книгу рекордов Гиннесса

«Воронина»

«Рэй Романо сыграл Рэймонда удивительно точно и тонко, — восхищается Георгий Дронов, исполнитель роли Кости Воронина. — Кажется, что эта роль дается ему очень легко. Он не пыжится, не напрягается, при этом с его стороны проделан невероятный объем актерской работы. Если я и старался что-то перенять у Романо и его героя, то именно это изящество воплощения».

Бэроуны в сериале «Все любят Рэймонда» — абсолютная копия настоящей семьи Романо. Даже зовут большинство персонажей почти так же. Романо вырос в Квинсе, Нью-Йорк, в семье с итальянскими корнями. Его брат Ричард (в сериале — Роберт) стал полицейским, сам Рэй начал строить карьеру рядового менеджера, правда, не журналиста, а банковского экономиста. Романо женился и завел детей — дочь Элли и двух сыновей-близнецов, Грегори и Мэтью (в сериале — Джеффри и Майкл). Семейственность «Все любят Рэймонда» вышла на новый уровень, когда все эти прототипы, реальные члены семьи Романо, стали тоже появляться в шоу, но в образах других героев второго плана. Тем, с какой доскональностью Рэй воспроизводил на экране детали жизни своих родственников, был особенно недоволен его брат. И его можно понять: Роберт кажется даже более нелепым и неприятным, чем его российский двойник Леня из «Ворониных». Но Рэй и Роберт с детства недолюбливали друг друга, тут уж ничего не поделаешь.

Фактуру для своих стендап-выступлений Рэй брал из реальной жизни, и во «Все любят Рэймонда» это тоже сработало. Слава Романо и его проекта в прямом смысле пришла с улиц Нью-Йорка, и за пределами телевидения у него были и остаются свои поклонники в стендап-сообществе. Поэтому же «Рэймонда» снимали при участии массовки: на площадке действительно находились восторженные зрители, и закадровый смех и аплодисменты тут абсолютно настоящие и искренние. Да, такой подход усложнял съемки. На производство одного эпизода «Все любят Рэймонда» уходило в среднем около трех дней. Но именно живое производство подарило ситкому его фирменную атмосферу и обаяние, которое невозможно было просто взять и скопировать. И сам сериал был не только телевизионным, но и live-событием.

В чем секрет вечной жизни «Ворониных» — сериала, попавшего в Книгу рекордов Гиннесса

«Все любят Рэймонда»

В России так никто не работает. В наших сериалах за кадром звучит «смех давно умерших людей» — эти записи взяты из древних аудиобаз. Постарайтесь не думать об этом, когда в следующий раз будете смотреть «Ворониных». К моменту работы над адаптацией «Рэймонда» схема работы по принципу телетеатра даже не рассматривалась, в индустрии уже сложился стандарт производства без зрителей. Это было связано как с отсутствием на тот момент в стране самого феномена стендап-шоу и его звезд, так и со сложностью и дороговизной такой съемки. Канал при этом все время требовал новые серии, а студии жили (и живут) в условиях жестких дедлайнов и бюджетных ограничений. У нас серию ситкома могут снять за день, а за год написать и выпустить до 80 серий против 25 за аналогичный период в США. И если 210 оригинальных серий «Все любят Рэймонда» создавались в течение 9 лет, то наши продюсеры справились с ними за три.

Экспорт Рэймонда

«Все любят Рэймонда» — проект всей жизни и главный сериал в карьере сценариста и продюсера Филипа Розенталя. И так как «Воронины» были первой иностранной адаптацией его детища, то Розенталь относился к ней особенно трепетно — настолько, что зафиксировал процесс запуска в фильме «Экспорт Рэймонда», наделавшем в свое время шума внутри сообщества. Эта документальная комедия — взгляд опытного иностранного продюсера на специфику российской продакшен-индустрии в ту ее эпоху, когда прямые профессиональные контакты с топовыми американскими сериальными сценаристами только начинались. Ее сюжеты сами по себе порой напоминают «Ворониных» — та же смесь забавного абсурда и страшной прозы будней внутри, а действующие лица — такие же готовые комедийные типажи.

В чем секрет вечной жизни «Ворониных» — сериала, попавшего в Книгу рекордов Гиннесса

«Экспорт Рэймонда»

Конечно, Розенталь как профессиональный комедиант что-то утрирует, а что-то игнорирует, и все же показанные им детали говорят сами за себя, как и обшарпанные стены и жуткие, подвального вида, коридоры киностудии имени Горького, где происходит основная часть действия. Розенталь фиксирует абсолютную растерянность авторов, которые никак не могут нащупать зерно проекта. Он видит актеров, совершенно не понимающих, что они играют, и никогда не улыбающиеся лица сценаристов, которые думают только о заработке. В его объективе Александр Роднянский предстает малосимпатичным самодуром, как и руководитель МХТ им. Чехова Олег Павлович Табаков (да, он тоже оказывается замешан в истории с «Ворониными», когда не отпускает сниматься в телесериале актера своего театра Евгения Миллера, уже утвержденного на главную роль).

В чем секрет вечной жизни «Ворониных» — сериала, попавшего в Книгу рекордов Гиннесса

«Экспорт Рэймонда»

А когда художник по костюмам на полном серьезе утверждает в камеру, что главная героиня «Ворониных» должна одеваться в брендированные наряды, потому что русские женщины смотрят ТВ, чтобы знать, что модно носить в этом сезоне, остается только саркастически кивать головой вместе с автором фильма, человеком удивительного душевного спокойствия и мудрости. Поразительно, но уже тогда Розенталь смог разглядеть и новый популярный сегодня за рубежом тип русского. Суровый и внешне простецкий водитель Эльдар, приставленный к нему при первом визите, оказывается коварным и явно что-то скрывающим силовиком, «лично знакомым с тем, кто убил Литвиненко».

Возможно, самая выразительная сцена в фильме — когда на съемки очередного пилота после многочисленных просьб Розенталя все-таки пригласили массовку, но… запретили ей смеяться и хлопать, ведь пишется чистовой звук! Здесь можно было бы опустить занавес и руки, но этого не происходит. Проект, начинавшийся как феерический провал, вопреки логике, стал набирать силу. Очередная загадка русской души, не иначе.

В чем секрет вечной жизни «Ворониных» — сериала, попавшего в Книгу рекордов Гиннесса

«Экспорт Рэймонда»

Следом за Розенталем из США прилетел представлять интересы Sony сценарист и исполнительный продюсер «Все любят Рэймонда» Джереми Стивенс, который получил свою первую «Эмми», когда создатели «Ворониных» еще даже не родились. Работая над адаптацией, Джереми больше двух лет прожил в России, периодически улетая на родину и возвращаясь обратно.

«Обычно американцы присылают в качестве консультантов ветеранов индустрии — людей с большим опытом, которые могут многому научить, — рассказывает продюсер и сценарист Артем Логинов. — Но редко так бывает, чтобы эти консультанты работали в Штатах над теми же самыми проектами. Нам повезло: Джереми отработал на „Все любят Рэймонда“ все годы, пока выходил сериал, он знал абсолютно все его истории. И в том числе благодаря его участию нам удавалось поддерживать невероятный для американского производства темп. Это была наша флешка со всей информацией о формате; мы знали, какую историю хотели рассказать американские сценаристы и как сделать ее работающей на нашей почве».

В итоге российская версия пережила американский прототип. Когда все существующие девять сезонов «Рэймонда» уже были переосмыслены, «Воронины» только разогнались и дальше уже превратились в самобытный и народный феномен.

Египетская сила

Параллельно запуску «Ворониных» Good Story Media адаптировала сериал «Как я встретил вашу маму». Но тут все закончилось провалом — низкими рейтингами и негативом зрителей. Они сразу восприняли в штыки саму идею русификации модного американского сериала, который к тому моменту уже бомбил Рунет в одноголосом переводе «Кураж-Бомбей». «Говорят, что у победы много отцов, а поражение — всегда сирота, — объясняет Артем Логинов. — Мы сделали сериал, в котором люди не узнали себя, и тому много причин. У нас не было тогда культуры сидения в барах, мы где-то не до конца угадали с актерами. И, конечно, важно, что оригинальный сериал был достаточно культовым в определенных кругах, в то время как „Все любят Рэймонда“ никто у нас не знал».

В чем секрет вечной жизни «Ворониных» — сериала, попавшего в Книгу рекордов Гиннесса

«Воронины»

Да, с «Ворониными» все сложилось, и герои получились узнаваемыми. Авторы разобрали по деталям устройство «Рэймонда», поняли, как что работает, а потом провернули операцию по полному импортозамещению комплектующих — на самом деле ювелирная работа.

Вот лишь один пример. То, что у Рэймонда Бэроуна итальянские корни — это ключевая для ситкома деталь. Его семья является типично американской и в то же время не совсем стандартной. Бэроуны ценят вкусную еду, теплые дружеские посиделки и совсем не понимают принципов личного пространства. Консервативная семейственность итальянцев — бич Бэроунов, но она же делает их человечнее и привлекательнее. На ранних этапах работы над «Ворониными» сценаристы тоже предлагали снабдить героев национальными чертами, еврейскими или украинскими. Логинов и его партнеры эту идею не рассматривали, и это было радикально и смело. В тот момент было принято полностью калькировать западные аналоги, в точности повторяя абсолютно все детали. За этим внимательно следили и американские консультанты. Считалось, что только так и можно добиться успеха. Новые молодые сценаристы ухватили суть Бэроунов и при этом сделали Ворониных во всех смыслах титульной семьей.

«Мы поверили, что история может быть узнаваемой в другом, более универсальном виде, — вспоминает Артем Логинов. — Наша мысль заключалась в том, чтобы сделать семью героев максимально понятной зрителю. В „Ворониных“ не было дворцов, в которых продюсеры влюблялись в нянь, или двухэтажных домов, где жили продавцы обуви. Мы постарались изобразить эту семью максимально правдиво и реалистично, в условиях жанра и реалий того телевидения. Мне кажется, у нас это получилось».

В чем секрет вечной жизни «Ворониных» — сериала, попавшего в Книгу рекордов Гиннесса

«Воронины»

Какие-то совершенно незначительные, но яркие детали российские авторы при этом сохранили. Например, брат главного героя, Роберт/Леня, в обеих версиях имеет одну малоприятную привычку: перед тем как что-то съесть, он прикладывает еду к подбородку (так и в самом деле поступал брата Рэя Романо). Есть и менее очевидные пересечения. Так, роль Фрэнка, отца главного героя, в американской версии исполняет Питер Бойл — один из известнейших актеров Нью-Йорка, сыгравший в «Таксист» эпизодическую роль водителя-обывателя по прозвищу Колдун. В фильме Скорсезе герой Де Ниро приходит к нему за советом, но не может услышать ничего особенно вразумительного. «Чего ты от меня хочешь?! Я не Бертран Рассел!» — отвечает Колдун. В одном из эпизодов «Рэймонда» герой Бойла повторил этот монолог. В российской версии отца главного героя играет Борис Клюев — актер с не менее богатым бэкграундом. В одной из серий «Ворониных» Костя говорит своей жене: «Смотри, мой отец — копия графа Рошфора из „Трех мушкетеров“!»

В чем секрет?

Все, что происходит с героями «Все любят Рэймонда», все, что они говорят и как они говорят, взято из реальной жизни типовой американской семьи, и это универсальные конфликты, которые могут произойти где угодно. Авторы сюжетов — настоящие таланты, уже проверенные заокеанским успехом, и они лично участвовали в производстве российской адаптации.

Создатели «Ворониных» переложили эти сюжеты, насытив их очень узнаваемыми реалиями, что было нетипично для сериалов той эпохи. Здесь было все как у всех: папа-разгильдяй, его брат — великовозрастный балбес, дед-самодур, стерва-свекровь и замученная хозяйством мама. Тем, что «рядовой россиянин может с легкостью идентифицировать себя с героями сериала», объясняла успех Ворониных и американская пресса.

В чем секрет вечной жизни «Ворониных» — сериала, попавшего в Книгу рекордов Гиннесса

«Воронины»

По сути, создатели сериала прошли по очень тонкой грани: они насытили сценарий узнаваемыми российскими персонажами, характерными ситуациями, лексикой, но сохранили при этом дух и позитивный настрой оригинала. 

Наконец, успех «Ворониных» неотделим от своего времени: сериал появился в ту эпоху, когда российскую кинокассу взрывали «добрые семейные фильмы», сделанные по западным аналогам, но с узнаваемыми типично российскими реалиями. В прокате с огромным успехом шли франшизы «Любовь-морковь», «Елки», «Любовь в большом городе» и фильмы Сарика Андреасяна. Зритель хотел развлекаться, и ему важно было, что «наши тоже могут как на Западе» — ярко, громко, весело, ненапряжно. Никакой политики и социалки, а только семейные ценности в их первозданном виде. И «Все любят Рэймонда», и «Воронины» — это просто один бесконечный анекдот про семью. 

В чем секрет вечной жизни «Ворониных» — сериала, попавшего в Книгу рекордов Гиннесса

«Воронины»

«Я думаю, что успех „Ворониных“ — это удивительное совпадение очень многих составляющих, — объясняет актер и режиссер сериала Георгий Дронов. — Это заслуга сценаристов, которые точно справились со своей задачей, продюсеров, которые нас берегли и буквально носили на руках, а также режиссеров и прежде всего Александра Жигалкина, который смог соединить и запустить процесс, работавший как часы. Вообще на площадке не было ни одного человека, кто бы ни любил этот сериал по-настоящему. В конечном счете именно благодаря этой всеобщей любви и стал возможен феномен „Ворониных“».

«Воронины» навсегда

Летом 2019 года СМИ облетела шокирующая новость: «Воронины» закрываются. Исполнительница роли Веры, Екатерина Волкова, написала по этому поводу сентиментальный пост у себя в Instagram: «Нахлынула безумная грусть и растерянность». В комментариях зрители объявили панихиду по дорогому семейству, но представители СТС поспешили всех успокоить: «Пока „Воронины“ идут с очень стабильной хорошей долей, и, если ориентироваться на цифры, о конце проекта речь не идет».

В чем секрет вечной жизни «Ворониных» — сериала, попавшего в Книгу рекордов Гиннесса

«Воронины»

Будет или нет 25-й сезон, до сих пор не ясно. Руководство СТС утверждает, что это вполне возможно, а вот актеры с проектом уже, похоже, попрощались.

«Любая история конечна. Эту нефтяную скважину мы выработали полностью, авторам уже нечего писать, — убежден Дронов. — 10 лет — это серьезный запас. И теперь, если СТС будет просто повторять иногда эти 552 серии, запуская их с самого начала, этого будет достаточно».

Павел Гайков