Удушье

Choke (2008)

А, может, так и нужно

Вешаюць беларуса. Дзень вісіць, другі. Здымаюць з яго вяроўку, а ён дыхае. Пытаюць:«Як гэта ты змог?» У адказ: » Ды спачатку шыю трохі ціснула, а потым — нічога, прыстасаваўся. Можа, так і трэба.»

Национальный анекдот.

Особенно привлекательные блондинки утверждают, что шансы встретить тиранозавра возле бутика с лабутенами пятьдесят на пятьдесят — либо да, либо таки нет. Вот примерно в этой пропорции можно поделить зрителей — на осмысленно смотрящих кино и на остальных. Чем же должна заинтересовать праздно переключающих лента «Удушье» 2008 года свежести? В-общем-то только сюжетом, больше нечем. Потасканный бесполезной жизнью человечек (Сэм Рокуэлл) меняет слайды дней в незатейливой очередности — то мотается ряженым в тематическом историческом парке, то наперегонки с другом (Брэд Уильям Хенке) ставит рекорды по перепиху (друг, правда, больше специалист по рукоблудию), то навещает слабоумную матушку (Анжелика Хьюстон) в соответствующем лечебном заведении, то подрабатывает, давясь непережеванным ланчем на глазах у сердобольной ресторанной публики. Вот и вся фабула.

Редкая птица из отряда пультощелкающих, откровенно говоря, выдержит хотя бы получасовой полёт по глиссаде режиссёра Кларка Грегга. Ни тебе забегов по лезвию экшена, ни завораживающих натурных планов, ни новинок из мира компьютерных технологий. Пуританский секс, где деваха скачет кобылицей в нижнем белье (почему-то не сталкивался с этой манерой в серых оттенках жизни), а парень решает свои проблемы в тряпочку. Пара-тройка знакомых лиц на экране — маньяк из «Зеленой мили» да тру-гот женского пола из «Семейки Аддамс» конкуренцию у десятка киноканалов не выиграют — там и обёртка сверкает, и действие интригует. Так, может, это фильм для избранных — гурманов да эстетов, хорошо разбирающихся в тонкостях приготовления дефлопе с семечками кациуса HD-формата?

Ну, что же, для этой категории червячок насажен пожирнее. Даже два таких пухленьких опарыша, позволяющих надеяться на умеренный клев. Премия «Сандэнс». При слове «Сандэнс» сливки зрительного зала болезненно застонали. «Сандэнс» считался прекрасной, высококультурной рекомендацией. И, разумеется, Чак Паланик как первоисточник. Да-да, именно тот самый срыватель будничных покровов, чей единственный до этого фильма экранизированный труд вылился в канонизированную философию «Бойцовского клуба» для океана офисного планктона.

Однако, судя по многим признакам, эти крючочки не особо зацепили. «Удушье» не разорвали на цитаты. Его не упоминают, на ночь глядя, бесчисленные критики. Актеры не гордятся в журнальных интервью сыгранными здесь ролями. Режиссер канул в Лету забвения. Слови любого очкарика на Цветном бульваре, спроси, что он думает про метания Виктора Манчини в процессе самоидентификации — вздохнет жалобно щуплый интеллигентик и дрожащей рукой протянет потертый смартфон. Занесенные в Красную Книгу фэны Паланика, не скрывая снисходительной улыбки, попеняют на упрощение, да что там, практически полное нивелирование замыслов писателя. Суровые ценители «Бойцовского клуба» вообще не станут вату катать.

Более-менее искушенному кинематографом зрителю неинтересно смотреть эротическую похлебку студии Private. А уж если полтора часа крутят акт мастурбации, то кривая любопытства неукоснительно будет стремится к прямой. «Удушье» вполне можно сравнить с онанистическим мероприятием. Причем. Безрезультатным. И дело даже не в Дэнни, который отдаётся вышеупомянутому действию с болезненной патологией, лишь усилием воли заменяя на пару дней нефритовый стебель на придорожный булыжник. И даже не в там-сям окропленных сценках «Это не то, что ты думаешь». Тоска в тягомотине происходящего. Измученная меланхолия главного героя? Ну и Максим с ним, кто он — гений, творческая незаурядность, интеллектуал? Амеба на двух нижних, двух верхней и одной бонусной конечностях. Миллионы таких, сотни миллионов вокруг. Пересекся траекторией и тут же про них забываешь. Остальные персонаже еще бледнее. Мать с минимумом не сожженных кокаином нейронов, добровольная клиентка психушки, видящая себя медсестрой, аниматор, тщетно пробующий окунуться в мир старой доброй Англии, безликие посетители дорогих ресторанов сменяют на экране один одного. А ты все ждёшь зарождения очередной философской гипотезы провокатора Чака. До самых титров под звуки Radioheadждёшь.

Названная в духе конвейерных ужастиков низкобюджетная картина Кларка Грегга скучна. Актерских откровений нет, ту же безэмоциональную Хьюстон можно выставлять демотиватором пластической хирургии. Художественностью артхауса не пахнет. Ну, разве, если сильно принюхиваться. Добрая часть зрителей советуют фильм не смотреть. Культовый сценарист манерно призывает произведение-первоисточник не читать. Не буду выпадать из тренда — этот отзыв тоже содержит многабукафф.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ