«Удача — награда за смелость»

«Удача — награда за смелость»

Этот фильм Анатоля Литвака (снятый по пьесе Ирвина Шоу «Бруклинская идиллия) наверняка понравится всем почитателям серьезного кино. Благодаря его, если так можно выразиться, многослойности.

Данное свойство позволит одним зрителям, проникнувшись необычной, загадочной в соответствии с названием картины атмосферой действия, в самом воздухе которого буквально разлито ощущение тревоги, с напряжением следить за происходящими на экране событиями. Другой части аудитории — сосредоточиться на криминальной истории гангстера Гарольда Гоффа (Джон Гарфилд), терроризирующего двух пожилых людей, Джону Гудвина (Томас Митчелл) и Олафа Джонсона (Джон Куолен), нашедших отдушину в ежевечерней рыбалке и откладывающих часть скромных доходов на приобретение большой, комфортабельной лодки. Третьей — обратить внимание на мелодраматическую составляющую сюжета, связанную с Джорджем Уоткинсом (Эдди Альберт), влюбленным в дочь Гудвина, Стеллу (Ида Лупино), которая, будучи помолвленной с Джорджем, не спешит выйти за него замуж, постоянно думая об обещанной ей Гарольдом Гоффом богатой, «красивой жизни». А кого-то, вероятно, тронут особенные отношения Стеллы с отцом, готовым на любые жертвы ради того, чтобы родное ему не только по крови, а еще и по духу существо не попало в беду, из которой, как он считает, будет нельзя выбраться.

Думается, последняя тема здесь наиболее важна.. Ведь от нее — всего лишь шаг до присутствующего в лучших кинематографических созданиях «старого Голливуда» мотива постепенного освобождения человека от рабства, обретения им удивительного внутреннего состояния, когда он перестает «бояться собственной тени», то есть попустительствовать откровенному злу.

Тончайшие оттенки подобного, чрезвычайно сложного процесса очень точно и при этом деликатно, ненавязчиво передает Томас Митчелл, для персонажа которого счастливый финал оказывается не результатом какого-то свалившегося с неба чуда (а именно «сказочностью» хэппи-эндов зачастую грешат голливудские ленты). А представляется естественной наградой за невидимый окружающим, но такой нужный, прежде всего, ему самому, едва ли не героический поступок.

10 из 10

Источник