«Ученик». Либеральная критика общества

«Ученик». Либеральная критика общества

Нужно обратить внимание на то, что фильм по ряду причин снимался впопыхах и фактически вырос из пьесы Мариуса фон Майенбурга «Мученик», которую Кирилл Серебренников поставил в театре Гоголь-центр, где он является художественным руководителем, ещё в 2014 году, естественно, адаптировав её к российским реалиям. О характере внесённых в оригинал пьесы изменений сложно судить, поскольку в нашем распоряжении нет первоисточника, однако сам Серебренников указывал на то, «что у Майенбурга в пьесе гипотетическая ситуация — притча о том, что могло бы быть в Германии, если бы в школе произошла такая история». Эта гипотетическая ситуация в российских реалиях при смещении акцентов начинает играть другими красками, за что и уцепился Серебренников.

Автору данной рецензии не так давно «посчастливилось» побывать на мероприятии под названием «Православный учитель». Казалось бы, уже сложно чему-то удивляться, но современная российская действительность преподносит все новые неприятные сюрпризы. Учитель, который складывает руки «лодочкой», как мать героя фильма, в надежде поцеловать руку наместника бога на земле, это не страшный сон, а реальность, данная нам в ощущениях. Человеку, который с упоением читал труды А. С. Макаренко, видеть это очень неприятно. Однако здесь нельзя впадать в истерику, как это сделал автор фильма. Характерная черта «независимого» (читай — либерального) кино в том, что отражается только внешняя сторона какого-то явления, но не затрагивается сущностная.

Чтобы понять то или иное явление социального порядка в современном мире, необходимо видеть его суть. Без этого невозможно правильно и адекватно раскрыть его содержание.

Антирелигиозная тема в фильме только кажется основной. Через неё автор направляет свою критику дальше — на российское общество в целом. Школа, а вместе с ней и учителя с учениками, — это собирательный образ всего российского общества, на которое, по словам самого автора, «наползает безумие». О причинах этого «наползающего безумия» мы ничего из фильма не узнаем. А ведь именно здесь мы переходим от явления к сущности.

Дело в том, что в 1990-е, в эпоху первоначального накопления капитала в РФ, получило широкое распространение мистическое мышление. Хаос и анархия общественного бытия, вызванные разграблением социалистической общественной собственности, рыночной конкурентной борьбой, в умах обывательствующих пролетариев и молодых мелких буржуа создавали ощущение господства неведомых внешних сил, которые трактовались в мистическом ключе. Сегодня, когда российский капитализм перешел в государственно-монополистическую стадию, в общественном сознании от субъективно-идеалистического совершился шаг к объективно-идеалистическому мышлению. Место гадалок, колдунов и прочих экстрасенсов на рынке духовных услуг теперь прочно заняла корпорация РПЦ. «Безумие» никуда не делось, оно было монополизировано.

Процесс этот в общем является проявлением тенденции капитала к монополизации. Отражение этого процесса в буржуазной науке получило название «консервативный поворот».

Консервативный поворот в России обусловлен объективными причинами, среди которых: 1) переход власти от западно-ориентированного капитала к национальному; 2) обострение межимпериалистических противоречий в мире.

В этих условиях государство, как выразитель интересов крупного национального капитала, для обеспечения классового господства начинает усиленно насаждать традиционные ценности: национализм, патриотизм, православие, ведь для победы в конкурентной борьбе необходимо внушить населению идеи единства, сплоченности, создать образ врага, чтобы направить недовольство вовне. Это по понятным причинам не нравится либералам и, в частности, Кириллу Серебренникову.

Именно в данный момент мы переживаем окончательное укрепление власти в руках национального капитала, свидетельством чему является очередной коррупционный скандал и беспрецедентный для новейшей истории России арест министра экономического развития Алексея Улюкаева, представителя западно-ориентированного капитала в России. И уж совсем символичным событием, полностью соответствующим духу фильма, стало решение завести уголовные дела по статье об оскорблении чувств верующих на защитников парка «Торфянка», которые выступали против строительства там очередного храма.

Этот консервативный поворот, пропущенный в сознании Серебренникова сквозь призму либеральных взглядов, представляется как возвращение России к тоталитаризму, а главным симптомом этого возвращения является религиозность, которая как болезнь поражает умы населения страны. Эту мысль автора выразила учительница биологии в финальной сцене фильма. Она говорит: «… Вы что не понимаете, что это всё ТОТАЛИТАРНАЯ ДИКТАТУРА!».

Иронически перефразируя реплику из давно забытой пьесы «Шлагетер» Ханса Йоста, можно сказать: «Когда я слышу тоталитарная диктатура, рука моя тянется к пистолету». Эти слова — маркер, по которым безошибочно можно определить либерального творца. Эти слова — идеологическое оружие, которое было создано для борьбы с СССР в годы Холодной войны.

Надо сказать, что и сейчас эти идеологемы продолжают активно использоваться в борьбе между конкурирующими группировками правящего класса. С одной стороны, они призваны дискредитировать прогрессивный характер Октябрьской революции и опыт построения первого в мире социалистического государства. С другой стороны, либералы, выразители интересов прозападной буржуазии, используют их для дискредитации государственно-монополистического капитализма в России.

В фильме «наползающему безумию» противостоит только один человек -учитель биологии, она старается не сойти с ума. Её главная задача — воспитание детей, она понимает, что их надо учить, за них надо бороться, нельзя уходить. Самое главное — это не вера, не борьба религиозных течений, а подростки, которые становятся личностями. Ради них всё и стоит делать.

Однако поскольку создатели фильма являются носителями буржуазного мировоззрения, их школьный учитель (на стороне которой, безусловно, симпатии режиссёра), противостоя мракобесию, повторяет либеральные штампы, которые немало послужили тому, чтоб ситуация в российском обществе стала такой, какая она сейчас.

Подводя итоги, мы можем спросить: является ли данный фильм и проблемы, которые отражены в нём, актуальными? Ответ будет положительным. На наших глазах большинство населения постсоветской России погружается в реакционное болото, в массовом сознании господствует иррационализм, буржуазный патриотизм, различные религиозные предрассудки. Этот взрывоопасный коктейль льется в головы обывателей с телевизионных экранов бурной рекой, и подобные фильмы изрядно способствуют этому.

Однако, как мы уже выяснили, фильм показывает лишь вершину айсберга, только поверхностно осветив явление, сущность же остается сокрытой от зрителя. Оно и понятно: либеральная критика никогда не сможет перейти эту черту, ибо дальше её ждет истина более высокого порядка, которую она не сможет переварить.

Ограничиваясь по большей части лишь констатацией существующего положения вещей, чем попыткой хоть какого-то анализа, Серебренников оставляет зрителя блуждать в потёмках, обрекая его наступать на одни и те же грабли. Ведь если вопрос поставлен неверно, на него и ответить правильно нельзя.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ