Тот, у кого есть хороший жизненный план, Вряд ли будет думать о чем-то другом.

Тот, у кого есть хороший жизненный план, Вряд ли будет думать о чем-то другом.

Синий, поздний, зимний вечер. Свет окон в многоэтажках спального района. Района где живут люди у которых есть этот:»… хороший жизненный план…». Квартиры построены и выданы им государством которому нужны эти люди. Люди при тёплом свете в зимний вечер отдыхают после работы. Кто как. Кто занимается своим «хобби», кто читает, а кто и общается со своими друзьями. И вот звонок в дверь и группа друзей сталкивается с другим миром, где нет хорошего жизненного плана…

Представителем этого, другого мира явилась героиня Тамары Акуловой девушка вальяжно курящая, уверенно пьющая и уверенная же, что знает жизнь глубоко и со всех сторон. Но тут ей открывается совсем неизведанный мир людей озарённых уютным, тёплым светом домашнего очага…

И при малейшем соприкосновении этих двух миров в этом, казалось бы лучшем из миров начинают появляться трещины и пятна, ранее тщательно загримированные недосказанностью и чувствами приличия. Ибо оказывается нельзя останавливаться на части пути создавая уютный мирок из близких и друзей, но надо и дать что-то дальнему кругу людей, обществу, а на это уже не все способны. И главное понимание приходит как воспоминание о молодости: добро должно быть с кулаками… и быть возможным их применить защищая мир тёплого света от зла настырно лезущего из морозной тьмы, что более правдоподобно чем вампиры из «30 дней ночи».

Также, с послезнанием, можем увидеть и предчувствие или предсказание авторами дальнейшего кромешного кошмара опустившегося на нашу Родину. Когда выползни ночи оказались королями дня.

Вот столь глубокие слои (и ещё не все, вероятно, подняты и поняты мною) открывает перед нами умелая, мастерская передача виденной и прочувствованной фактуры авторами — режиссёром, съёмочной группой, актёрами. Тут можно говорить о поздне-Советском кино стиле, ещё до Советско чернушного неореализма. Его «ауре», «эфире» создаваемыми всеми «цехами» кинопроизводства. И конечно главным приводом этого механизма — актёрами и их игрой.

Шакуров — великолепен в представлении артиста и в быту, и особенно его реакция на похвалу! А Светлана Тома прекрасно передала ощущения ИТР-домохозяйки. У них и у Тамары Акуловой по лицу пробегают тени изменения реакций, на меняющуюся внешнюю обстановку: будь это эмоциональное проявление, реакция на слова или действие. Повторю ещё раз: весь фильм многослоен, как многослойна наша жизнь и авторы не имея в виду ничего кроме передачи сюжета, своим мастерством скопировали на плёнку и запечатлели некий моментальный снимок времени в полном объёме, на глубину сюжета. Жаль, что в концовке «засеменили» и закончили справедливым счастливым концом. В вышедшей в том же году, но осенью картине «Летаргия» с Андреем Мягковым примерно с той же тематикой концовка более реалистична, но и времена чернушного неореализма на полгода ближе…

7 из 10

Источник