Танцующий с волками

Кратко о неинтересном: это режиссерский дебют Кевина Костнера; за этот фильм индейцы приняли его в свои ряды; оскар тоже имеется. Идет четыре часа.

Перейдем к фильму.

Фильм поделен на две одновременно противопоставленные и связанные друг с другом части. Смерть и жизнь. Именно в таком порядке. Наверное, момент раздела — это то, за что герой получает имя. Танец с волком у костра. Это своего рода перерождение. Но если фильм позитивен, почему так много смертей? Гражданская война, вырезанный гарнизон, застреленные просто так олени, бизоны, оскальпированный крестьянин, снова война..? Должно быть, потому что всякое рождение начинается с смерти. Это прекрасно видно в ритуале крещения. Изначально человека полностью погружают в воду. А вода — она как зеркало, портал, он погружается в одном мире, а выходит в другом. Но что с телом? Выходит то, фактически, душа. А тело с грехами остается по ту сторону. Так и здесь.

Сперва Джон Данбар умирает. Даже хуже: весь путь от самоубийственной прогулки под пули до заброшенного форта — это агония. И унылость природы, ее однообразность, а также длительность путешествия только подчеркивают это.

В форте он находит только смерть. Пропавший гарнизон и десятки расстрелянных оленей в реке. Это и есть гибель главного героя.

Олени — это символизм. Они были сложены рядом в реке безо всякого смысла. Расстреляны без причины. Оставлены гнить без погребения. Это отображение войны, через которую прошел Данбар. Белые люди одного языка, веры и страны убивают друг друга, а причина? Они ее не узнают. Крещение предполагает встречу с собственными грехами. И наибольший грех человека — это убийство. Данбар это прошел и очистился через сожжение этого забитого стада.

А дальше начинается медитация. Сколько там Иисус просидел в пустыне? Данбар в прериях в одиночестве был явно дольше. Что ж, его можно понять, он искал не Бога, а себя.

Жизнь, как водится, начинается с женщины. Спасение приемной дочери племени сиу — это первый шаг к новой жизни. Контакт с людьми, абсолютно иначе понимающим жизнь и гармонию — это созревание. А их прием его в свою среду и любовь женщины — это и есть рождение.

Когда же были схватки? Во время бунта. Уйдя к себе в форт и поболтав с волком он бросается в неистовый пляс от одиночества к природе. В конце концов, всякое рождение — импульс.

9 из 10

Источник