Тайные осведомители

The Whisperers (1967)

«Шептуны» — беспощадный британский реализм

«Шептуны» напоминает британскую новую волну с темой рабочего класса и социальной защиты населения. Режиссёр Брайан Форбс адаптировавший свой сценарий по роману Роберта Николсона, строит этот материал очень медленно и постепенно, но без света облегчения или чувства восстановления от его удручающей среды, пессимистический фильм, кажется, движется без курса. На самом деле фильм исследует бедственное положение пожилых людей в Великобритании. Британцы были победителями во Второй мировой войне, но социальные последствия жизни в стране, которая была финансовой калекой из-за последствий этого конфликта — были тяжёлыми. За пределами Лондона, британский рабочий класс живёт в спартанских условиях и пенсионеры особенно уязвимы к различным социальным переменам. Британский эквивалент «На дне» Горького показывает эту «скрытую» Британию через характер главной героини в её ежедневной битве, чтобы выжить, пытаясь сохранить некоторые остатки её достоинства. Она живёт в мрачном государственном жилье в пригороде Манчестера, который представлен, как подмышки Англии, с дымовыми трубами и отрыжкой загрязнённых паров в небо, бедные дети играют бесцельно на улицах среди частично разрушенных зданий. Форбс предложил фильм в качестве транспортного средства для открытия национальной дискуссии о тяжёлом положении пожилых людей в Англии.

Картина мрачная, тревожная и рассказывает историю из рода, который часто называют «глубоко человеческой». У неё нет ничего общего с многочисленной требухой из Голливуда. Глубинный и беспощадный британский реализм о старческой беззащитности и безумии. Портрет обедневшей пенсионерки, которая балансирует на грани маразма. Эдит Эванс в этом фильме даёт подробные характеристики социального реализма, полностью несентиментального и без суеты, что делает его одной из лучших социальных драм 60-х. Это не фильм о женщине, которая в комнате слышит «голоса» целый день. Это подвижное, живое и грустное изображение старости без денег. Более мрачное изображение данного общества трудно найти. Эта технически качественно отполированная работа, возможно, вызовет слёзы у некоторых из зрительской аудитории. «Шептуны» снимался в туманные и пасмурные дни, экстерьеры — пустынные места, которые подходят только умирающим. Камера движется медленно, хотя иногда эффективно и резко, чтобы подчеркнуть гротескный характер. Благодаря искусной операторской работе, можно почувствовать запах поднимающейся влаги и дешёвого табака, ощутить, как грязь брызнула на обувь.

Маргарет Росс живёт в мрачном, захудалом районе, на первом этаже здания, на улице без машин и пешеходов с обилием бродячих кошек. Последовательность серых крыш домов под дождливым небом особенно бросается в глаза. Целая комната заполнена старыми газетами, книгами и пустыми молочными бутылками. Муж давно бросил её, а сын практически не приходит. Как-то помочь Маргарет старается лишь социальный работник Конрад. Существуя изолированно на мизерное пособие, г-жа Росс воображает, как «голоса» говорят с ней, хотя это может быть только протекающим краном, скрипом половиц и дребезжанием витража. Со дня на день враги меняются, старая дама дрейфует назад и вперёд через очень тонкую линию здравого смысла. Её распорядок дня — поиск пищи, тепла и человеческой ассоциации. Она посещает офис социального обеспечения. Этот распорядок внезапно прерывается кратким визитом порочного сына Чарли, который прячет свёрток с украденными деньгами в её шкафу. Вскрытие свёртка и дальнейшие неудачи ещё больше разрушают хрупкую психику Маргарет. Побывав на грани возвращения к достойной жизни, она возвращается в прогнивший статус затворника и изгоя общества.

Очень мрачная и грустная драма о старческом одиночестве, о человеческом равнодушии, подлости и алчности. Маргарет Росс более чем странная старушка и на первый взгляд, с ней всё понятно, поэтому и разговоры о «шептунах», обитающих в её квартирке особо никого не удивляют. Но не всё так просто и однозначно, как может показаться вначале. Вечно протекающий кран и голоса из радиоприёмника вовсе не пугают и не раздражают странную старушку, потому что они — часть выдуманного ею мира, в котором она живёт. И в котором ей намного спокойней и уютней чем среди тех немногих реальных людей, с которыми она сталкивается в действительности. Она снова улыбается, а ведь с тех пор как деньги нарушили её покой, ничто не могло заставить её улыбнуться. Её мир — это одинокий и грустный полусон, непонятный никому, без которого, тем не менее, она не может существовать. Если «шептуны» там — значит всё хорошо. Значит всё на своём месте. А что ещё нужно? Маргарет нельзя назвать счастливой только с точки зрения остального мира, ослеплённого и разобщённого деньгами, но в своём маленьком, хрупком, выдуманном мирке она чувствует себя, по крайней мере, в безопасности. «Шептуны» беседуют с ней (само собой, все в белых перчатках, курят сигары) и понимают её, а люди кричат на неё, требуют от неё чего-то — поэтому она не хочет им отвечать. Она понимает то, что никогда не понять всем этим бешеным, бездушным и сумасшедшим. В своём мирке она спокойно может наливать три чашки традиционного чая, вместо одной и окликать своих «шептунов» по именам: Чарльз и Арчи… В реальном же мире — есть сын подлец Чарльз и муж предатель Арчи, но с ними как раз общаться вовсе не хочется, как и со многими другими людьми, бездушными и алчными. Уж лучше одиночество, уж лучше фантазии, уж лучше украдкой греть озябшие ноги на трубе парового отопления в обшарпанной библиотеке и петь гимны во славу Господа за порцию горячего обеда, а после, вернувшись в свою холодную квартирку, настороженно спрашивать своих «шептунов» на месте ли они…

Немногие режиссёры представляют одиночество старости так, как Форбс и немногие актрисы показали глубину характера такой темы, как это сделала Эдит Эванс — величайшая театральная актриса своего поколения. Она выиграла практически всё, что можно выиграть (Нью-Йоркских критиков, Национальный совет кинокритиков, Золотой глобус, BAFTA и Берлинского медведя). Ограбили её на вручении Оскара, как и многих до и после неё. Оскар выбрал Кэтрин Хепберн, великая актриса, но вряд ли её роль в «Угадай, кто придёт к обеду?» столь же велика. Хепберн выиграла, потому что Спенсер Трейси умер, вскоре после завершения фильма (у них был 26-летний роман). Эванс в основном играла дам дворянства, женщин высшего класса. В «Шептунах» она играет нищую, запутанную, бредовую старуху так эффективно и убедительно, что вы практически чувствуете, что смотрите документальный фильм, ощущая эти страдания и мучения. Эванс становится ещё более одинокой, чем сценарий требует. Она не просто двигатель фильма, но во многих отношениях это сама машина. Это действительно один из самых замечательных спектаклей когда-либо совершённых в фильме. Здесь нет ни одной фальшивой ноты. Потрясающая производительность от королевы британской сцены. Этот фильм является венцом её чрезвычайно долгой и выдающейся карьеры.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ