Свадебный банкет

Xi yan (1993)

«Свадебный банкет»: Брак в лавандовых тонах.

Вторая полнометражная работа Энга Ли, обозначившая весь комплекс тематических атрибутов, которые данный режиссер наиболее часто будет использовать в своих картинах в дальнейшем. Этика гуманизма, хэппи-энд, любовное настроение, геи и взаимодействие европейской (в самом широком смысле, включая Новый Свет) и азиатских культур составляют повествовательную основу «Свадебного банкета».

Действие картины разворачивается в Нью-Йорке, где молодой, но уже добившийся пристойного материального благосостояния, эмигрант из Тайваня счастливо проживает с голубоглазым и светловолосым бойфрендом. Пока однажды благополучие спокойных будней пары Вэй-Танга и Саймона не нарушается известием о приезде родителей первого с целью устроить, наконец-то, брак сына, но, конечно же, не с Саймоном, а с приличной и достойной девушкой родом из Азии.

Учитывая, что «Свадебный банкет» вышел на экране в 1993-м году, когда дискуссия об однополой любви находилась хотя и не под запретом, но и не могла стать непринужденной, открытой темой светской беседы, нельзя не отметить смелость Энга Ли, сделавшего главными героями картины геев. Но, конфликт картины более обширен, он охватывает не только гомосексуальность (незамысловато и прямолинейно призывая аудиторию признать факт существования геев и смириться с их выбором), но и затрагивает вопросы кросс-культурной коммуникации — ведь фиктивный брак Вэй-Танга, выступающий формальным базисом сюжета, является союзом гражданки Китая и гражданина Тайваня.

История взаимоотношений этих двух государств, как известно, противоречива и многогранна, но Энг Ли показывает себя истинным мастером дипломатии и приверженцем принципов гуманизма. Без морализаторства и бескомпромиссного выбора политической позиции постановщик, при помощи сцен бытового характера, в которых герои отнюдь не обсуждают вопросы суверенитета и независимости, выводит простое положение о том, что адекватный и воспитанный индивид мало заботится как о гражданстве своего собеседника/сожителя/соседа, так и о том, каковы его сексуальные предпочтения.

Помимо своеобразного экранного сглаживания противоречия Китай-Тайвань, «Свадебный банкет» успешно решает задачу по преодолению кинематографического барьера между условно европейским и азиатским кино, почти всегда непреодолимого для аудитории. Для рядового зрителя принять решение о просмотре картины, фамилией главных героев которой является Гао, подчас невозможно из-за различий стилистики, образа жизни и стандартов красоты, отраженных на экране. Однако, «Свадебный банкет», привлекая фамилией известного режиссера и миловидным Митчеллом Лихтинштейном в одной из центральных ролей, уже к 15-той минуте делает очевидным неправомерность предубежденности непонимания против Азии как пространства аутентичной культуры. Причиной подобной открытости к зрителю служит сознательный отказ Энга Ли от подчеркивания особенностей, при акцентировании общих социально-культурных паттернов, как-то: преемственность семейных традиций, крепкая дружба, взаимовыручка и настоящая любовь.

Хотя язык и интонации тайваньских персонажей чужды для значительной части аудитории, но не они приводят к тому, что «Свадебный банкет» некоторым образом не соответствует необходимым параметрам «комедии» в качестве одного из заявленных жанров. Использование термина «mixed-orientation marriage» заведомо предполагает ряд юмористических положений, скэтчей. Тем не менее, ожидаемого настроения бурлеска Энг Ли не создает, виной тому и превалирование общих планов, способствующих, из-за отсутствия концентрации на непосредственном действии, потере значительной части комедийной атмосферы (особенно в тех сценах, когда Митчелл Лихтинштейн показывает некоторые навыки, позволяющие говорить о нем как о комике), и чрезмерное человеколюбие Ли, играющее против него как автора-юмориста, пресекающее иронию и насмешливость.

Не смотря на то, что от комедии в «Свадебном банкете» наличествует лишь пара задорных score-тем, да легкомысленный стеб над физической невозможностью гей-пары иметь детей без посторонней помощи. «Свадебный банкет» стал одним из самых успешных фильмов североамериканского проката по критерию коэффициента «затраты/прибыль», что позволило писателю Юджи Конно выпустить роман по мотивам киноленты, а Энгу Ли укрепить репутацию многообещающего, на тот момент, режиссера.

В целом «Свадебный банкет» не представляет собой выдающегося кинопроизведения и не носит каких-либо оригинальных черт композиционной структуры или же авторского подхода к жанру комедии. Кульминацией стандартно выступает трансформация рассмотрения притворства, искажения собственной природы как шутки в подход к экзистенциальному притворству как трагедии, что весьма предсказуемо уже по прочтению синопсиса. Достойной внимания картину делает воспитательная стратегия Энга Ли вкупе с нарочитым безразличием к политическому подтексту. В который раз мировая художественная культура, на этот раз устами мистера Ли, говорит о том, что чураться человека за то, что он не такой как ты, постыдно и недопустимо. Все разные, но одинаковые — таков противоречивый и неоспоримый, сложный и безыскусный тезис «Свадебного банкета». И фильм с подобной основной мыслью априори не может быть дурным.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ