Свадебная ваза

Vase de noces (1974)

коннотации зоофилии и одиночество

Заключение, переплетающееся с вступлением, вызывает ощущение цельности у зрителя. Андеграунд же не совершает примитивных манипуляций, он старается бить жестко, чтобы месседж прошибал любые стены стереотипов и общепринятой морализаторской затхлости. Хорошо это подземелье современного искусства именно своей извращенностью, своими безумными конвульсиями поиска новой формы самовыражения. И именно эти новые формы позволяют зрителю открывать альтернативные взгляды на наши антиномичные проблемы. Как первопроходец андеграунд может и заблудиться в лесах форм, наскучить ищущему зрителю, но эти ошибки искупаются самой смелостью нового шага в мрачную неизвестность поиска, поиска нового мейнстрима. Не сказать что картина «Свадебная ваза» стала прорывом и новым шагом в направлении копро-искусства, да и не повергла в шок зооэрастией к беззащитной свинье, но она все же сказала свое грязное слово, выбрав при этом терпкую тему одиночества и обернув ее в одиозную оболочку передового андеграунда.

Прямой антропоморфизм открывает картину и прямо-таки кричит о необходимости общения, об утраченном некогда социуме, о том, что безмолвная живность не спасает от гнетущего одиночества. Голубки не могут понять, зачем на них пытаются натянуть голову куклы, они лишь беспомощно машут крыльями, пытаясь улететь на свободу и отбирая у главного героя последнюю надежду на понимание. Одиночество здесь представлено в парадоксальной форме, несмотря на то, что жизнь находится среди жизни, она все равно чувствует себя отчужденно, потребность в привычном общении настолько сильна, что заставляет впадать в поведенческие девиации, воплощая в реальность ту же антропоморфию и деформируя человеческие чувства. Но не нужно думать, что это призыв к жалости у зрителя, нет, это холодная констатация факта. В этой картине человек рассматривается с патологоанатомической отстраненностью, лишь как сложно функционирующий механизм.

Был ли главный герой зоосексуалом, или его поведение нужно рассматривать как зоофилию, практикуемую для снятия сексуального напряжения, определить невозможно, ведь людей кроме самого героя в кадре не присутствует. Одно можно сказать с определенной уверенностью, герой испытывает к животному чувства. Можно выделить даже своеобразную нежность, которая сразу отметает мысли о грубом обладании, принимающем оттенок зоосадизма, по крайней мере изначально его точно не было. Это необычное чувство, возникшее у человека к свинье, вероятно, появилось от безысходности. Здесь слились и животная похоть, и необходимость в понимании, а вылилось все это в грязное соитие, результатом которого стали три поросенка. Можно рассуждать на тему того, что главный герой приревновал поросят к свинье, но тут скорее имела место быть неудачная попытка персонификации их главным героем. Ведь он старался за ними ухаживать и даже связал одежду, посадил с собой за стол, но животные естественно не понимали, чего от них хотят и разбегались в разные стороны. В наказание герой их повесил, а свинья, увидев трупы своего потомства, умерла. Для главного героя смерть единственного понимающего существа, к которому он не был индифферентен, является несомненной трагедией. И поедание супа из крапивы вперемешку с собственными экскрементами есть ни что иное, как доказательство пропускания через себя боли, может даже выведения ее. А последующее собирание фекалий в загадочные банки, кадры с которыми возникают на протяжении всего фильма, — вознесение пережитого горя, его тотемизация.

Рассмотрение человека в подобных коллизиях наверняка будет использоваться лейтмотивом андеграунда еще очень долго, пока эта культура не переродится в нечто новое. В этом фильме подземелье современного искусства порой наскучивает зрителю своими затяжными изысканиями, порой пугает и раздражает электронным музыкальным стоном и бульканьем, но на то он и андеграунд, чтобы поражать и раздражать, искать новые темы для обсуждения и ходить туда, где никто не светит, а в темноте извиваются какие-то уроды. Вступление упоминается в заключении и создает ощущение цельности у зрителя.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ