Страшная сказка про феминизм и холокост

Страшная сказка про феминизм и холокост

Пожалуй, логично перед ознакомлением с этим фильмом задаться вопросом: можно ли смотреть его не будучи знакомым с оригиналом? Ответ однозначный — можно, но имея в виду несколько деталей. Лука фактически снял не ремейк, а совершенно новую картину, которая пересекается с оригиналом лишь в паре ключевых точек. И такой подход стоит признать правильным — какой, в конце концов, смысл делать под копирку ремейк культового фильма ужасов когда и оригинал сам по себе хорош, пусть и в чем-то сильно устарел. По этой причине лично мне совершенно непонятны претензии зрителей, которые недоуменно возмущаются: «Где же эти вырви глаз яркие цвета?», «Где грохочущий и ужасающий саундтрек?!», «Почему это идет 2,5 часа?!!». Ответ очень прост — это другой фильм. Суспирия 2018-го года как и все лучшие современные хорроры мутирует в совершенно новый, сложно определимый жанр, это скорее драма с элементами хоррора и политического триллера. А если в более общих чертах, это большое и глубокое авторское кино и в этом его и ключевое достоинство, и в то же время сложность — для многих зрителей фильм покажется странным, чересчур запутанным и попросту нестрашным. И да, конечно, хоррор не может длиться 2,5 часа, но так это уже и не хоррор.

В самом деле, пожалуй жанровая неопределенность и есть главная сложность в восприятии картины для большинства зрителей. При том, что это очень цельное и действительно сложное произведение, его оценят не все. Кто-то заскучает, ожидая много убийств и расчлененки, у другого же зрителя попросту не выдержат нервы от тех сцен, где действительно жутко. Лука взял в качество отправной точки лишь завязку сюжета, но перенес действие из Фрайбурга в разделенный Берлин 1977-го года и вписал историю в строгие исторические рамки. Отказавшись от гротескных декораций и цветов, он переносит нас в холодный, мрачный и суровый мир террористических волнений и холодной войны, снятый в черно-коричневых грязных тонах, но удивительным образом ни на минуту не изменяя своей любви к тонкой эстетике — та же эстетика на генном уровне была и в предыдущей картине Call Me By Your Name. По этой причине претензии к скудности картинки беспочвенны, даже в самые кровавые моменты кадры настолько эстетически совершенны, что хочется сделать стоп-кадр и любоваться ими бесконечно. Появляются в фильме и новые персонажи, а сама картина разбита на 6 актов с эпилогом. Профессор Йозеф Клемперер пытается расследовать загадочные события, но в конечном итоге этот персонаж несет совершенно другой смысл в картине, через него раскрывается его любовная история с Анке, которую тут играет Джессика Харпер, известная нам по главной роли в оригинале Суспирии и этот трогательный жест — дань уважения к оригиналу. Через историю Йозефа, которого блестяще играет Тильда Суинтон, раскрываются темы войны, одиночества, чувства вины и темы холокоста, что придает картине смысловой объем, а порой вообще кажется, что история Йозефа и Анке выводится на первый план повествования. Тем самым смещается и эмоциональный фокус, вместо того чтобы пугать зрителя мистикой Лука заставляет задуматься о подлинных ужасах, которые имели место в истории, скорее выжимая скупую слезу, чем крик ужаса.

Другой акцент новой картины в том, что она действительно посвящена танцам, хотя в оригинальном фильме эта тема вообще не раскрывалась. Здесь же танцы не просто сами по себе захватывающие, это уже некий авангард, настоящее искусство и это еще один дополнительный смысловой подтекст картины. К тому же именно танцы становятся кульминацией почти каждого акта и в частности финальной сцены — неописуемо кровавой, кошмарной до мурашек по спине, почти невыносимой, и в то же время удивительно красивой.

Не забывает Лука и углубляться в жутковатую мифологию по ведьдм и их страшные ритуалы, что в жестоких исторических рамках сюжета создаёт изящное переплетение на грани вымысла и суровой реальности. В итоге, Суспирия становится похожей на некую страшную, но при этом очень красивую, сказку, полную метафор и символов. Странно, что поклонник подобных вещей Гильермо Дель Торо будучи членом жюри на Венецианском кинофестивале этого не оценил. В конце концов, это очень феминистичесчкая картина, а власть ведьм олицетворяет женскую силу. Не случайно и все персонажи здесь женские, а единственного мужского персонажа играет Тильда.

Отдельно хочется отметить и блестящий актерский состав: на удивление органичную Дакоту Джонсон, которая видимо усердно принялась за реанимацию своего актерского имиджа (в недавней картине «Ничего хорошего в отеле Эль Рояль» она тоже удивительно хороша), гениальная Тильда Сиунтон, так великолепно исполнившая сразу три роли, молодая и прекрасная Мия Гот, известная по работе с Ларсом фон Триером в его «Нимфоманке», и пусть и небольшие, но прекрасные роли Хлои Грейс Морец и милой Джессики Харпер.

И, безусловно, отдельного упоминания заслуживает саундтрек. Для лидера группы Radiohead Тома Йорка это первый опыт написания саундтрека и задача перед ним стояла не менее сложная, чем перед режиссером — саундтрек к оригиналу тоже считается культовым. Но Том справился на ура, это, без преувеличения, лучший саундтрек года и он так же сильно отличается от оригинального как и сам фильм в целом. Его музыка вышла очень атмосферная, неброская, она не терроризирует зрителя как музыка группы Goblin, но медленно и вкрадчиво проникает под кожу, в самое подсознание, уже не отпуская неделями. А божественная красота песен «Suspirium» или «Unmade» настолько выразительна, что их тянет назвать едва ли не лучшим, что написал Йорк за последние годы.

Таким образом, новая Суспирия — это, безусловно, кино не для всех, но кто сможет оценить ее глубину и скрытую красоту, уже не сможет ее забыть. Осталось лишь добавить, что сам Дарио Ардженто остался очень доволен новой картиной, а Квентин Тарантино искренне расплакался, когда Лука показал ему фильм. Что тут еще скажешь, это чистое искусство.

Однозначно

10 из 10

Источник