Скорсезе раскритиковал киноиндустрию за превращение кино в контент. Предлагает заменить алгоритмы на кураторов

Режиссер Мартин Скорсезе написал для Harper’s Magazine эссе о Федерико Феллини, где раскритиковал состояние современной киноиндустрии. Рассуждая о творчестве итальянского постановщика, Скорсезе отметил, что магия кино сейчас теряется из-за натиска контента, выпускаемого киностудиями и стриминговыми компаниями.

Скорсезе признает, что стриминги помогли реализовать его задумки (без Netflix не было бы «Ирландца», а без Apple — «Убийцы цветочной луны»), но пишет, что «искусство кино систематически обесценивается, отодвигается на второй план, принижается и сводится к наименьшему общему знаменателю из-за того, что фильмы становятся „контентом“».

«Еще 15 лет назад термин „контент“ использовался, только когда люди обсуждали кино на серьезном уровне и сравнивали его с „формой“, — пишет Скорсезе. — Затем постепенно его все чаще и чаще стали использовать люди, захватившие медиакомпании, большинство из которых ничего не знают об истории этого вида искусства или даже не думают, что им следует ее знать. „Контент“ стал бизнес-термином для всех движущихся изображений — фильмов Дэвида Лина, видео с кошкой, рекламы Суперкубка, супергеройских сиквелов, эпизодов сериала. И это, конечно, в первую очередь связано не с опытом посещения кинотеатра, но с домашним просмотром на стриминг-платформах, которые пришли на смену просмотру фильмов в кинотеатрах, точно так же как Amazon пришел на смену магазинам».

Скорсезе считает, что приравнивание всего к контенту «создало ситуацию, в которой все представлено зрителю на равных условиях, что кажется демократичным, но не является таковым». По мнению режиссера, искусство кино сильно страдает из-за алгоритмов, которые предлагают зрителю фильмы на основе жанра или ранних предпочтений. В качестве спасения Скорсезе предлагает кураторство, когда отдельные люди рекомендуют кино на основе собственных вкусов и того, что зрителю может быть интересно.

«Кураторство — это не недемократический или элитарный термин, который сейчас используется так часто, что теряет смысл, — пишет постановщик. — Это проявление щедрости: вы делитесь тем, что любите и что вас вдохновляет. (Лучшие стрим-сервисы, такие как Criterion Channel и MUBI, и традиционные телеканалы, такие как Turner Classic Movies, основаны на кураторстве.) Алгоритмы по определению основаны на вычислениях, которые рассматривают зрителя лишь как потребителя и ничего больше».

В своей критике Скорсезе призывает к восстановлению киноиндустрии, хотя понимает, что она «превратилась в бизнес визуальных развлечений».

«Кино и его значение в нашей культуре изменились, — уверен Скорсезе. — Поэтому неудивительно, что такие художники, как Годар, Бергман, Кубрик и Феллини, которые когда-то правили нашей великой формой искусства как боги, со временем уходят в тень. Но мы сейчас не можем принимать что-либо на веру. Не стоит надеяться, что кинобизнес, такой как он есть сейчас, позаботится о кино. Те из нас, кто знает кино и его историю, должны делиться своей любовью и нашими знаниями с как можно большим количеством людей. И мы должны совершенно ясно дать понять нынешним законным владельцам этих фильмов, что эти ленты — нечто гораздо большее, чем просто собственность, которую нужно использовать и спрятать. Это величайшее сокровище нашей культуры, и с ним нужно обращаться соответственно».

В заключение Скорсезе отмечает, что людям стоит разобраться в собственных представлениях о том, «что такое кино, а что нет». По мнению режиссера, «Федерико Феллини — хорошее начало». «О фильмах Феллини можно много чего сказать, но одно неоспоримо: это кино. Работы Феллини имеют большое значение для определения формы искусства», — добавил Скорсезе.