Синий — самый тёплый цвет

Синий — самый тёплый цвет

Я знала, что посмотрю этот фильм, знала с тех пор, как прочла, что он входит в список любимых фильмов режиссёра Ксавье Долана. Я пробовала его смотреть, года 4 назад, но, видимо, ещё не доросла до его гениальности. Сейчас, я наконец его увидела. Почувствовала. Впустила под кожу.

И, надо признаться, у меня захватило дух. Я чуть не утонула в этой буре страсти. Это так великолепно, что к концу фильма у меня не было слов. Стояли слёзы в глазах, и улыбка. Улыбка, не сходящая с лица даже после 2-х часов просмотра.

Синий цвет во всех оттенках, от тёмно-синего, почти чёрного, до прозрачно-синего, окутывает всё повествование. Возможно, с помощью этого цвета, режиссёрка, Джейн Кэмпион хотела нам донести немоту главной героини, Ады.

Но она не так уж и нема, как может показаться при первых кадрах. У неё есть помощник. Друг. И я говорю не о её ребёнке. Речь идёт об этом инструменте. Пианино. С помощью него она общается с этим миром. Ада доносит все свои чувства, которые заползают к вам под кожу, хотите вы того или нет. И пусть вам неуютно от этого её дара, но она по-другому не умела. Если ей весело, пальцы стучат в одной манере, если грустно — в другой, и наконец, если её одолевает такая буря, такой накал страстей, пианино будет звучать совершенно иначе, как будто плывя по волнам, уносящим его в трясину, что неминуемо.

Но, чтобы понять её, чтобы говорить с ней и слушать её, нужно уметь слышать. И муж главной героини, как ни пытался, у него не выходит. Он только выдавал желаемое за действительное, и не давал Аде свободу действовать так, как хочется ей. Только Бэйнс смог понять её, вначале с помощью пианино, но потом, когда он научился понимать её всю, по малейшему движению, ему уже не нужен был посредник. И сама Ада начала понимать, что пианино не всегда играло для неё положительную роль. Иногда оно заглушало своим звуком, и не давала другим увидеть её самое.

И она освободилась. Это так вдохновляюще. Красивый способ освобождения от пут немоты избрала Ада.

Для меня осталась надежда, надежда на лучшее. Несмотря на холодность синего цвета, он меня согрел к концу фильма. Я получила столько бурных эмоций, я не видела до этого столько страсти на экране практически без слов, такого влечения, что даже руки вспотели, пока я смотрела. Я подавалась вперёд к экрану, меня влёк эротизм и страсть, без всякой тени вульгарности, надо сказать. Тонко, изысканно и подлинно.

10 из 10

Источник