Шоу должно продолжаться!

Шоу должно продолжаться!

«Вы хотите выдать мне ЭТО за каноничную икону рок сцены 70-ых?»

— Риторически вопрошает мой мозг в первых кадрах, где перед зрителем предстаёт щуплый длинноволосый персонаж Реми Малека с накладными зубами и в «клёшах», женоподобно заигрывающий с окружающими.

Но гнев скоро сменяется на милость, а сумасшедшая динамика развития, как сюжета, так и становления группы, постепенно сменяется размеренным повествованием. Иначе никак! В противном случае вместо двухчасового байопика про «Queen» мы бы получили сериал на 10-12 мини-фильмов, что, кстати, так же не плохо.

Сюжет.

Сюжет картины хоть и выглядит как краткий пересказ биографии группы и Меркьюри в частности, особого сумбура не вызывает (ну может только в начале, где режиссёру важно было уложить в 15 минут начальную экспозицию: «Это студенты-музыканты, это Фарух он же Фредди, это их первый успех, вот они уже начинающие рок-звёзды… вдруг кто-то не в курсе…»). А дальше начинается соло, возможно, самого сильного вокала в истории рок-музыки.

Следует понимать, что невозможно объять необъятное. Кино имеет сверх ограниченный хронометраж и часто линейную структуру. В таких условиях необходимо очень вдумчиво расставлять сюжетные акценты. Самые большие опасения до просмотра у меня были как раз именно из-за них. Чем предстанет «Богемная рапсодия»? Кино о музыке? О кокаине и вечеринках? О гомосексуализме? К моему счастью и чести съёмочной группы, кино о Фредди Меркьюри и его музыкальных талантах. Кино о жизни и самоопределении. Кино о семье и дружбе. Сюжет очень аккуратно играет со спорными моментами из жизни «Queen» и чётко дозирует тему сексуального определения Меркьюри, что, как по мне — очень правильный ход. Делать очередную драму о секс меньшинствах во славу века толерантности — пожалуйста, только не это!

Каст.

По сей день с трудом вериться, что на роль Меркьюри был утверждён заложник провокационно-комедийного жанра — Саша Барон Коэн. Конечно, это настоящая боль актёра — рамки одного амплуа, преследующие из фильма в фильм. Савелий Крамаров, Александр Демьяненко, Джим Керри… список можно продолжать долго. Однако каковы риски, когда главную роль о личности планетарного масштаба играет бывший Борат и Али Джи в одном лице? Скажите я узко мыслю? Я скажу — глобально! Репутационные риски, знаете ли…

О Реми Малеке я знаю (как, видимо, и большинство) по сериалу «Мистер Робот» и игровому хоррору «Дожить до рассвета». Откровенно говоря больших ролей Американский Египтянин не знавал, однако его актёрский талант сравним его незаурядной внешности. Именно эти два фактора и привели его на съёмочную площадку «Богемной рапсодии». Большие глаза, широкая челюсть, Африкано-арабская наружность. Не правильный прикус Меркьюри сделать не сложно, а вот с физическими габаритами вышла промашка. Хоть оригинал никогда и не отличался атлетической фигурой, Малек на его фоне всё же выглядит уменьшенной копией, что, сказать справедливости ради, полностью компенсируется игрой актёра, хореографией и прекрасно воссозданной мимикой. Реми Малек по настоящему вжился в образ легендарного музыканта и в будущем, уверен, будет претендоваться на кинематографические награды за детально воссозданную эпохальную, но тонкую натуру Фредди Меркьюри.

На фоне персонажа Малека не теряются и образы Брайана Мэя, Роджера Тэйлора и Джона Дикона. Каждый хоть немного значащий для сюжета персонаж имеет внешние сходства с прототипом. Важнее того общая актёрская синергия, подарившая нам историю большого… нет, легендарного… нет, культового музыкального коллектива и его бессменного фронтмена.

Итого.

Динамичная, охватывающая основные события великой группы, лента. Правдивая, драматичная, наполненная трагизмом история, не проливающая свет на тёмные закоулки жизни участников, а лишь в прищур заглядывающая в замочную скважину другой жизни Меркьюри.

С такой богатой на события историей «Богемная рапсодия» могла стать и трагической драмой и хардкорным кокаиновым байопиком, но я был рад выходить из кинотеатра с чувством лёгкости и умиротворения, которые в сухом остатке остаются от просмотра. Для некоторых фильмов 130 минут экранного времени — чрезмерная затянутость. Для «Богемной рапсодии» — мгновение, которое хочется повторить вновь.

9 из 10

Источник