С семейными обедами покончено!

С семейными обедами покончено!

Главный недостаток этой знаменитой картины в том, что повествование, имеющее две взаимопересекающиеся сюжетные линии, не поддаётся никакой логической расшифровке. Именно данное обстоятельство спровоцировало яростное раздражение и даже неприятие большинства критиков и зрителей, включая фанатов экстравагантного стиля режиссёра, от которого ждали нечто вроде реабилитации после грандиозного провала приквела телесериала «Твин Пикс» «Огонь, пойдём со мной» и нескольких малозаметных телевизионных проектов, снятых в сотрудничестве с другими постановщиками. Однако сейчас, спустя двадцать лет со дня премьеры, отмечаешь, что «Шоссе в никуда» занимает в творчестве Линча особое положение. Его уже не заботят ни зловещая изнанка одноэтажной Америки с её семейными обедами, подстриженными газонами и цветами на подоконниках, ни трагические истории о человеческих существах с деформированной внешностью, ни максималистски настроенная молодёжь, упорхнувшая из-под родительского крыла навстречу шальным приключениям.

Создавая из фильма в фильм особый мир, в котором «никто и ничто не является тем, чем кажется», Линч, пожалуй, впервые с головой окунает зрителя в эту причудливую реальность, которая лишь на первый взгляд кажется осязаемой и вещественной. Досадный промах режиссёра в том, что он, ложно запутывая зрителя в отнюдь не оригинальном сюжете, слишком уж увлекается своими фантазиями, расцвечивая их прихотливым монтажом, игрой света и тени, нервическим саундтреком и вообще звукорядом. А ведь «Шоссе в никуда» — первый фильм Линча, где нет ни Героев, ни Антигероев. Саксофонист — типичный уставший от жизни меланхолик, молоденький автомеханик — сексуальный гигант, местный криминальный авторитет — недалёкий и похотливый неврастеник, а блондинка и брюнетка — типичные сексапильные содержанки. Все они обыкновенные, если не сказать заурядные, люди. Даже демонический Mystery man с выбеленным лицом, накрашенными губами и сбритыми бровями кажется всего лишь чокнутым престарелым вуайёром-синефилом, но никак не воплощением абсолютного зла.

Неудивительно, что поддавшись мрачному обаянию вселенной Линча и его ловкой, беспардонной манипуляции, зритель начинает приписывать персонажам несуществующие черты, а событиям — обыденное или худо-бедно допустимое толкование. Ничего подобного в ленте нет, это — фильм-ловушка, фильм-обманка, фильм-фейк, который с восторгом примут разве что приверженцы психоанализа и эзотерики. А ведь особо внимательные зрители наверняка обратят внимание на режиссёрскую подсказку: когда разъярённый Дик Лоран избивает на пыльном шоссе оскорбившего его лихача, на заднем плане отчётливо виднеются холмы с надписью «HOLLYWOOD», того места, где всё не то и не так, всё — обман, всё — кино.

Примечательно «Шоссе в никуда» и трактовкой центрального женского персонажа. Начиная с «Головы-ластика», героини Линча проходили градации от чуть странноватых простушек и пай-девочек до вполне самостоятельных молодых особ, идущих наперекор всему и всем. В «Шоссе в никуда» героиня в ипостасях блондинки и брюнетки остаётся одной и той же — охочей до приключений, алчной и беспринципной нимфоманкой, у которой нет ни грамма совести и стыда. В своих последующих работах Линч низводит женщин до страдающих, беззащитных персон, жертв обстоятельств, собственных страстей, душевных или семейных разладов или мужского шовинизма. Впрочем, женские персонажи «Шоссе в никуда» являются промежуточным звеном в галерее представительниц прекрасного пола. Центральное место занимает «святая и грешная» школьница Лора Палмер из провинциального городка Твин Пикс, можно сказать, — идеальный продукт линчевских фантазий.

Неровное, запутанное, невсамделишное и смущающее «Шоссе в никуда» можно расценивать как «фильм для себя», домашнее упражнение, а именно — творческий эксперимент с формой, стилем и жанровым миксом, которые не конфликтуют друг с другом лишь потому, что являются составными частями авторского мышления. Апофеозом этих изысканий стал «Малхолланд-драйв» (2001), снятый на основе неодобренной продюсерами пилотной телесерии и произведший в мире настоящий фурор. Линч вывел почти идеальное равновесие между эстетским стилем, язвительным слогом, таинственной, но всё же пугающей, атмосферой и, как оказалось, обошёлся без всякой путаницы в густонаселённом, очень разветвлённом и весьма разношёрстном повествовании. Пожалуй, успех «Малхолланд-драйв» затмил предыдущую картину Линча, психологическую «роуд-муви»-драму «Простая история» (1999), где нет ни намёка на эпатаж и которую многие считают его лучшей поздней работой, и насмешливо отозвался в провальной «Внутренней империи» (2006), трёхчасовом, невероятно унылом фильме-сновидении, ставшего для Линча форменной самопародией.

Но начало всему положило именно «Шоссе в никуда». С семейными обедами покончено!

6 из 10

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ