…Run to your mama boy, run!…

Листопад… Долгожданная прохлада… Похороны лета… Оранжевые тыковки.

Творение Джона Карпентера 1978 года задало настолько высокую планку, что половина зрителей (особенно не смотревших снятую двумя годами ранее «Милую Элис» Альфреда Соула) до сих пор уверена, что именно Карпентер изобрёл сам поджанр slash-хорроров «на выбывание». В рамках всех разновидностей триллеров сложно вспомнить медиафранчайз, обросший таким количеством сиквелов, спин-оффов, адаптаций и пародий. Хвалить нетленный фильм 40-летней давности можно бесконечно: Карпентер давно объявлен мэтром ужасов, а великолепная Джейми Ли Кёртис на всю жизнь получила титул королевы крика. Фан-база сформировалась настолько крепкая, что даже спустя столько десятилетий охотно идёт на сюжеты, выстроенные по практически не меняющейся из года в год формуле.

*** Мы поищем улики на кухне! ***

Казалось бы, подобно остренькому ножу, эта формула должна со временем лишь более филигранно оттачиваться, однако с начала нового тысячелетия эксперименты сценаристов и продюсеров заметно притупили и испачкали жанр. Даже те сиквелы, в производстве которых принимал участие сам Карпентер, уже почти полвека никак не могут переплюнуть тот самый первый шедевр 1978-го. Сейчас, когда мои штаны уже немного подсохли, я всё же наберусь смелости объявить, что и «Хеллоуин» образца 2К!8-го, увы, тоже не исключение, хотя и выше большинства собратьев по жанру.

В этот раз в режиссёрское кресло сел пока ещё малоизвестный Дэвид Гордон Грин. В продюсерах, помимо самого Карпентера и Кёртис, засветился любитель хорошо и дёшево припугнуть Джейсон Блюм.

Декорациями, как и положено, служит золотая осень. Хэддонфилд также великолепен и уютен, как и четыре десятилетия назад. Конечно, наш менталитет никогда не позволит нам покупать эти американские пылесосы для разгона листьев, но, КАК ЖЕ ХОЧЕТСЯ, НЕСМОТРЯ НА КОНЕЦ ОКТЯБРЯ, ПРОСТО ЖИТЬ НА ТАКОЙ ЖЕ ЧИСТОЙ УЛИЦЕ!!! Впрочем, канон немного нарушается совсем уж декабрьскими лысыми деревьями на окраине городка и спрятанным среди них новым домом Лори, обставленным, как тут уже правильно пошутили, как крепость от судебных приставов.

Для самой Лори уготовили бестолковую биографию, снова с треском переломав наработки предыдущих сиквелов. Возраст уже обязал её обзавестись внуками, но зацикленность на событиях всего одной ночи напрочь обесценивает все последующие 40 лет жизни. Паранойя была бы ещё уместна, будь у главной героини больше врагов, но отшельнический образ жизни и стремление устроить грандиозное шоу в стиле «Один Дома» ради одного-единственного гостя, который как бы больше и не должен появляться… Думаю, спустя столько спокойных ночей уже можно было бы ограничиться лишь револьвером под подушкой. Естественно, на этой почве и дочь, и внучка справедливо считают Лору давно свихнувшейся бабулей, заглядывая к ней нечасто.

*** Прорези для глаз ***

А всё потому, что масштаб личности молчаливого маньяка здесь ещё сильнее раздут! У Вас ведь часто бывало, когда на выходе из кинотеатра прямо припрыгиваешь от восхищения главным героем: «— Боже, какой крутой и смелый мужик! — хочу быть таким же классным, как он!» «Хэллоуины» в последнее время заканчиваются немного смещённым восторгом: «— Вау, какой крутой маньяк! — Хочу быть таким же сильным и выносливым, как он!!!» Именно Майерс, а вовсе не Строд, снова — центральный персонаж саги, главный злодей опять затмевает главную героиню, что сильно вредит восприятию.

Кроме, собственно, крови Майерс давно купается в собственном пафосе. Помните, как в одной из последних сцен одного «пластмассового» фэнтэзи-боевичка героиня Миллы Йовович, окружаемая нескончаемой толпой до зубов вооружённых головорезов, вздыхая, объявляет им «— Вы все умрёте!», и спустя всего несколько секунд начинаются кадры выхода её один-на-один с главным злодеем несколькими этажами выше? Вот и Майерс стал чем-то сродни МьюТу в мире покемонов: это уже настолько высшее неубиваемое существо, что даже глупо тратить экранное время на демонстрацию попыток победить его кем-то, кроме Строд. Даже обстоятельства побега зрителю оставили на самостоятельное додумывание. На этом месте и масштаб личности Мишани немного сдувается: серийного убийцу, требующего особого, наверно даже более серьёзного, чем у Ганнибала Лектера, комплекса мер безопасности, этапируют как первоклассника в школу — в компании других безобидных пациентов психушки.

Остальные действующие лица тут для формирования у Вас проекции на первый фильм: скучающие полицейские, всё ещё в рамках приличия гуляющие старшеклассники, клянчащие сладости детишки — спокойная жизнь тихого провинциального городка так и напрашивается быть вздёрнутой. Творческий коллектив пытался донести хоть что-то запоминающееся о каждом персонаже, до того, как тот будет изрезан как свинья, но времени на всех не хватило.

*** — Ку-ку, это я! ***

40 лет назад нас пугало именно то, как тощий задохлик в тесном комбинезоне как-то легко выламывал двери и поднимал людей за глотку. Мы верили, что тщедушного 21-летнего мальчишку наделил такой нечеловеческой силой и живучестью сам Дьявол. В последнее же время режиссёры зачем-то начали замещать неправдоподобность убедительностью: Майкла играют подчёркнуто коренастые дублёры, шея маски давно стала толще головы, как будто это и не Майкл вовсе, а приехавший на гастроли Рей Мистерио, — из-за этого часть магии первой картины улетучивается. Майерс уже настолько уверен в себе, что не стесняясь светить сединой, целую первую треть фильма крошит людей даже без любимого ножа и маски (- нет, Вы только вдумайтесь! — даже эти аксессуары для него уже не обязательны! — А ведь за 40 лет индустрия изрядно разбаловала нас «Городскими легендами», «Криком», «Волком-одиночкой»; и во всех конкурирующих проектах чрезвычайно привлекателен именно детективный элемент, когда убийца подбирается к главной героине, прикидываясь нормальным другом.

Однако проверенная годами формула всё же работает. Герои легко ведутся на дедовские способы засад; натуралистично визжат и наивно пытаются спастись стремительнейшим бегством от маньяка, который, КОНЕЧНО ЖЕ, всё равно догоняет их фирменной спокойной слегка шаткой походкой, абсолютно не торопясь. Звуки и прекрасная клавишная мелодия также бережно перенесены сюда аккурат из прошлого века.

*** Ну так сладость или гадость? ***

А вторым ключевым врагом саспенса является проседающее действие на фоне скромного хронометража: целых полчаса «новичков» вводят в курс дела; городок слишком рано встаёт на уши; Строд разминается с Майерсом не так часто как хотелось бы. Атмосфера отчаяния не провоцируется даже одиночеством: в этот раз Майкл тупо не успевает вырезать всех, кроме Лори. Зритель только-только начинает бояться, как фильм неожиданно машет ручкой, даже не оставляя никаких эпилогов после яркого финала.

Если первый фильм обязаны посмотреть даже те, кто в принципе не любит ужасы; то все последующие продолжения всё равно так и останутся интересными уже исключительно фанатам первого. Так что, если не испугаетесь идти, предварительно обязательно пересмотрите оригинал, желательно ПРЯМО СЕЙЧАС. Это позволит не только освежить воспоминания, но и активировать ваш счётчик приятных глазу отсылок!

Весёлого Хэллоуина!

Источник