Психология: два в одном

Психология: два в одном

Важные, подчас неразрешимые вопросы и проблемы затронуты в фильме, снятом в манере полудокументального повествования, эмоционального, но при том безупречно объективного. Это зарисовка про мелкого мошенника и хулигана, который становится отцом, тут же предавая свою семью, своего ребёнка и его мать, совсем ещё юную девушку, что служит поводом для их расставания. Он толком не осознаёт, что именно происходит, он сам как неугомонный ребёнок, злое, аморальное дитя, не видящее разницы между нормальным и ужасным…

Всё предстаёт похожим одно на другое, люди страдают из-за собственных недостатков, правда, случается, что страданий недостаточно, и нужно создать себе целую россыпь различных угроз, чтобы начать раскаиваться в собственных преступлениях, начать ощущать весь ужас своего положения…

Позже, через неторопливую череду кадров устраняется грань между экранной и внеэкранной реальностью, поскольку действие на экране заполняет трёхмерное пространство вовне, состоящая из пасмурных оттенков атмосфера, унылые пейзажи, стены, зябкие узкие улицы и подвалы, воздействуют на смотрящего, сменяя настоящие краски, погружая его в беспокойное непонимание, резонансное восприятие героем, Брюно, действительности.

Это фильм, в котором главный, конечно, зритель. Благодаря ему, существует герой, и зритель, на протяжении картины проживает то, что чувствует герой, ведь проблемы здесь предельно общие, лежащие где-то в безднах человеческой психики, история о беспокойном осмыслении, перерождении, прощении, о том, что в каждом преломляется по-разному…

Драма заключается в образе главного героя. Его обаятельная внешность скрывает надломленный внутренний мир, где не существует чего-то постоянного, что служило бы ориентиром, он не задумывается о том, что другие соблюдают и чтут как норму, как образец.

Но такой ли, этот Брюно, и в самом деле отброс, каким его видят окружающие? Девушка, которая начинает его ненавидеть? История Брюно и Сони больше, нежели простая констатация определённого социального факта, демонстрация постыдного гражданского уродства. Драма здесь не столько в общественных отношениях главного героя, сколько — между отцом и сыном, причём внутри одного Брюно, в процессе его борьбы с неизвестностью, непостижимостью, связанными со вторым рождением, которое призвано поменять жизнь и перевернуть все представления о мире… Видимая жизнь героя как доступное взору отражение его внутреннего конфликта, столкновения двух несовместимых друг с другом состояний и их болезненной смены.

В их ребёнке живут они оба, Джимми — их воплощённая любовь. Но они окружены — мир недружелюбен, реальность негостеприимна. Между ними также не всё гладко. Приходится ночевать где придётся, стоять в жутких очередях, снова нарушать закон. Возможно, это единственный шанс всё вернуть к прежнему состоянию, всю полноту любви, остроту того чувства, когда кажется, что для близкого человека ничего не жалко, и чувствуешь благодарность за то, что он есть, и этому времени, что оно наступило… Брюно становится другим, он проходит свой путь, пребывая в скверном, подавленном состоянии. В какой-то момент ему уже нечего терять, он утратил значение в этом добропорядочном обществе, отлаженной, продуманной модели, главная черта которой — безликость. Брюно — один из тех, кому выпадает шанс преобразиться, стать открытым к чему-то большему, нежели предлагает современное общество, понять то, что, возможно, вообще лежит вне зоны социального, что-то на уровне самоосознания, столкновения двух ментальных миров — тёмной зоны личного бунта Брюно, и дневного, рационального, положительного, главным образом, концентрирующегося, притягивающегося к Соне. Именно она — неотъемлемое условие его мира, причина, по которой ему так или иначе нужно сделать выбор, рискнуть всем, что от него осталось, между прочим, не столь уж и многим.

Жизнь в этом фильме предстаёт объёмной, у неё есть фон, и она отбрасывает тени. Кадры погружают в действие благодаря тончайшему чувству ритма в сценах, последовательно и незаметно внимание зрителя переключается между предметами, героями, деталями интерьеров или просто нужных для развития, от быстрого действия к глубокой задумчивой статике; соприкосновение с вымышленной действительностью помогает понять настоящую, особенно, если она очень похожа на первую, а в главном — идентична.

Источник