Продюсер «Холодного сердца»: «Настоящая любовь бывает не только с мужчиной»

Зачем Disney понадобилось продолжение именно «Холодного сердца»? С какими трудностями столкнулись аниматоры? Правда ли, что Эльза — несчастная одиночка? Обо всем этом нам рассказал обладатель «Оскара» Питер Дель Вечо.

28 ноября на наши экраны выходит «Холодное сердце 2» — продолжение анимационного фильма Disney о принцессе Эльзе, обладательнице ледяной магии, и ее сестре Анне, которая вместе с простым парнем Кристофом, его оленем Свеном и волшебным снеговиком Олафом спасла Эльзу (и заодно королевство) от саморазрушения. «Холодное сердце» вышло в 2013 году и стало международным хитом, собрав в мировом прокате более 1 млрд долларов и получив два «Оскара» — за лучший анимационный фильм и лучшую песню (именно тогда Джон Траволта представил на сцене Идину Мензел, голос Эльзы, как Адель Назим, породив множество мемов).

Продюсер «Холодного сердца»: «Настоящая любовь бывает не только с мужчиной»

Питер Дель Вечо

По сюжету после событий первого фильма прошло три года. Эльза, Анна, Кристоф, Свен и Олаф наслаждаются счастливой жизнью в Эренделле, но внезапно Эльза начинает слышать странный голос, а потом и вовсе едва не уничтожает город своей магией. Чтобы спасти Эренделл и его жителей, бравая команда отправляется искать источник магии Эльзы. Герои попадают в зачарованный лес, где им предстоит узнать правду о прошлом королевства и пережить личную трансформацию.

Продюсер «Холодного сердца»: «Настоящая любовь бывает не только с мужчиной»

К работе над «Холодным сердцем 2» вернулась вся прежняя команда режиссеров, композиторов, актеров и аниматоров. Чтобы понять, где и как будут разворачиваться события сиквела, продюсер фильма Питер Дель Вечо с режиссерами Крисом Баком и Дженнифер Ли, а также продакшен-группой отправились в исследовательское путешествие по Норвегии, Исландии и Финляндии (о норвежской части тура мы подробно рассказывали в своем репортаже).

За пару месяцев до премьеры «Холодного сердца 2» Питер Дель Вечо приехал в Москву, чтобы рассказать журналистам о создании сиквела.

Питер Дель Вечо — старший вице-президент Disney по производству, который курирует создание всех полнометражных фильмов Disney Animation. Он начинал как постановщик в театрах Нью-Йорка и перешел в Disney из знаменитого театра Гатри в 1995 году. Уже в 1997 году он руководил производственной командой из 300 человек, работая над фильмом «Геркулес». Помимо «Холодного сердца», на его счету «Планета сокровищ», «Цыпленок Цыпа», «Принцесса и лягушка» и «Медвежонок Винни и его друзья».

— Мы живем в эпоху бесконечных сиквелов. Так, например, единственный оригинальный студийный проект этого лета — «Однажды в… Голливуде». Почему Disney решила снять продолжение именно «Холодного сердца»? Какие на то были причины, помимо очевидных коммерческих соображений?

— Эта инициатива исходила прежде всего от творческой команды, непосредственно от режиссеров. Disney после успеха первой части решила взять паузу, но Дженнифер Ли и Криса Бака не отпускало чувство, будто они рассказали не все, будто многое осталось за кадром. И, когда они пришли с идеей продолжения на студию, мы тоже сразу ощутили, насколько на самом деле нам не хватало этих персонажей, как сильно мы успели по ним соскучиться. Поэтому, разумеется, поддержали проект второй части.

Продюсер «Холодного сердца»: «Настоящая любовь бывает не только с мужчиной»

— Правильно ли я понимаю, что, несмотря на то что это сиквел, мы углубляемся в историю персонажей?

— Да, действительно, мы начинаем фильм с впечатляющего флешбэка. Объясняем многое про родителей наших героинь и даже уходим дальше, вглубь десятилетий. Хотя это больше драматургический прием, нежели концептуальный. Таким образом мы связываем первую и вторую серии, вводим зрителя заново в историю, которую он мог и подзабыть. Но вообще линейность повествования не нарушена, и «Холодное сердце 2» — это все-таки классическое продолжение и развитие конфликта, заявленного в первой части.

— Какие технические новшества были использованы при работе над картиной? На пресс-конференции вы говорили о программе, позволяющей во второй части показывать самые тонкие эмоции персонажей.

— Это правда, технологии не стоят на месте, и в новом фильме у нас была возможность показать всю палитру эмоций, однако это не значит, что в «Холодном сердце 2» меньше условной «говорильни». Или, как кто-то из журналистов мне сегодня заявил, технологии возвращают нас к истокам, к экспрессивности немого кино. Дело в том, что, как и в жизни, говорить персонажи могут одно, а думать и чувствовать — совершенно противоположное. А значит, никакая психологическая филигранность, возможная благодаря компьютерным программам, не способна совершить переворот и отменить законы классической драматургии. К тому же анимация и миманс (пластическое выражение эмоций. — Прим. ред.) — разные искусства. Технологии зато оказались жизненно важны в сценах бушующей стихии: буря на море, водяной конь — вот тут да. Ведь природа у нас — отдельный полноценный персонаж. Например, настоящим вызовом для аниматоров было нарисовать водяного коня. Как он будет выглядеть под водой, если она прозрачная и конь тоже из воды? Как его будет видно? Но мы придумали, как это сделать. Надеюсь, это существо всем понравится.

Продюсер «Холодного сердца»: «Настоящая любовь бывает не только с мужчиной»

— Хоть это и не говорится напрямую, но ваш фильм — негласный гимн северной природе, культуре и мифологии таких стран, как Норвегия, Финляндия и Исландия. Возможно ли, что однажды Disney обратится и к русским сказкам, использует наши эпосы в качестве референса?

— Почему нет? Я всегда считал, что главное достоинство и привилегия профессии кинематографиста — возможность путешествовать и потом в своем творчестве показывать зрителю национальные особенности или, наоборот, какие-то общие архетипические моменты разных культур и стран.

— Первая часть вышла в 2013 году с посылом «Не бойся быть собой». Частично «Холодное сердце» затрагивало и тему сестринства. Сегодня, после движения #MeToo, как вторая часть осмысливает перемены, произошедшие в обществе, и новую волну феминизма? На первый, поверхностный взгляд, кажется, будто быть собой приводит к одиночеству, как в случае Эльзы. А вот идущая на поводу у ожиданий окружающих Анна как раз счастлива в личной жизни.

— Нет, такие смыслы мы точно не вкладывали. С самого начала мы хотели сказать, что пресловутая настоящая любовь бывает не только с мужчиной, не обязательно обладает романтическим подтекстом. Сильно можно любить свою семью, сестру или друзей. Наши героини очень разные и находятся на разных этапах. Анна — да, более сказочный персонаж, она верит в «жили долго и счастливо», что мы, между прочим, подвергаем даже не критике, а просто ставим под вопрос. То есть мы сомневаемся: а действительно ли любовь с первого взгляда так уж романтична и, главное, жизнеспособна? А возможно ли и правда «прожить долго и счастливо» с одним и тем же человеком? Эльза, в свою очередь, не другая, а просто на этом этапе ее биографии, когда она только взошла на трон, обязанности королевы превалируют над правом на «женское счастье».

Продюсер «Холодного сердца»: «Настоящая любовь бывает не только с мужчиной»

— Насколько, по-вашему, трезвый взгляд, современные реалии и тем более актуальная повестка вообще совместимы с жанром сказки? Или, наоборот, сказке необходима прививка былью, чтобы выжить сегодня? В сети, например, некоторые считают, что сценаристы вывели Эльзу лесбиянкой.

— Речь не о трезвом взгляде на сказочные сюжеты. Речь о том, что все персонажи разные и ни в коем случае не определяются лишь наличием или отсутствием романтических отношений в их жизни. Как я и сказал, Эльза условно много работает, она просто очень занята, как королева, а не страшно одинока, например, или что-то в этом роде. Уже в первой части мы работали по-особому со всеми этими сказочными тропами: первый поцелуй, любовь с первого взгляда — уважительно, но не возводя в абсолют. Ведь мы хорошо понимаем, в каком мире живем сегодня.

— И последний вопрос: кто такая Саманта, которую Олаф ищет в лесу?

— Мы понятия не имеем! (Смеется.) Это Джош Гад так пошутил на озвучке. Дело в том, что у нас сначала актеры озвучивают свои роли по сценарию, и уже только потом под их голоса аниматоры рисуют героев и фильм. И на озвучании сцены в зачарованном лесу Джош Гад сымпровизировал: «Анна? Эльза? Кристоф? Свен? Саманта? Я не знаю никакой Саманты!» Это было так смешно, что мы решили оставить шутку в фильме!

Неизвестную Саманту смотрите в отрывке и в кинотеатре.

Зинаида Пронченко