Притча о Пророке.

Притча о Пророке.

Фильм замечателен своей целостностью. Отсутствие или слабость любой составляющей не сделали бы его настоящим шедевром. Но все-таки хотелось бы разложить все по полочкам.

СЮЖЕТ. На первый взгляд сценарий фильма вполне банален и повествует о набивших оскомину расистских, социальных и даже гомофобных проблемах в США в начале 60-х годов ХХ-го века. Но после второго (а лучше третьего) просмотра ярко вырисовывается иносказательность и глубинный смысл библейского масштаба. И доктор Ширли вдруг превращается из эксцентричного борца за права чернокожих в неистового пророка, которого, казалось бы, не должно быть в своем отечестве. Все это веселое и опасное путешествие в южные штаты Америки, где свирепствует сегрегация чернокожего населения, вдруг становится жертвенной дорогой к собственной осознанной Голгофе. А «капризная выходка звезды» перед Рождественским концертом в Бирмингеме, выглядит уже, как заранее спланированное символическое самопожертвование Пророка, который отчаянно пытается изменить мир к лучшему. Что же касается, попутчика Пророка, жлоба и расиста Тони Болтуна, то его образ, после второго просмотра, начинает напрямую ассоциироваться с Саулом Тарсянином из Нового Завета. Тем самым Саулом, который участвовал в преследовании первых христиан, и который услышав укоризненный голос Пророка, изменился до неузнаваемости и стал в итоге первоверховным апостолом Павлом. Внезапно понимаешь, что Америка 60-х, реальные персонажи, роуд-муви, расизм, социальное неравенство, гомофобия и жлобство — это всего лишь выразительные средства и антураж для повествования о бесконечной истории. С этой точки зрения, соответствие сценария реальным событиям уже теряют смысл. И зря родственники Дональда Ширли называют фильм «Симфонией лжи». Это не биография и не политический памфлет. Это мудрая притча о вечном. 10 из 10-ти.

КАРТИНКА. Режиссер Питер Фарелли и оператор Шон Портер порадовали зрителя, сотворив чудо проникновения сквозь пространство и время. Благодаря четко выверенной картинке, мы на 2 часа с документальной точностью окунаемся в другую эпоху. Кажется, что еще чуть-чуть и мы почувствуем хрустящий вкус жаренного цыпленка из Кентукки или унюхаем зловоние ужасного мотеля для чернокожих в Луисвилле. Кроме того, замечательные короткие панорамы и наезды камеры Портера усиливают воздействие сцен и диалогов. 10 из 10-ти.

АКТЕРЫ. Выбор Фарелли датского северного Арагорна на роль разбитного итальянца Тони Болтуна при первом просмотре вызывает недоумение. Только потом начинаешь понимать, насколько органичен Вигго Мортенсен в этом образе. В этом вся суть актерского мастерства Мортенсена. После второго просмотра перед нами обычный недалекий итальянец из Бронкса, а не какой-то сын Араторна и Гилраэнь. Когда в оригинале слышишь ярковыраженный акцент и видишь жестикуляуцию, недоумеваешь — как он это делает? 10 из 10-ти.

Герой Махершала Али по началу предстает перед зрителем самодовольным сфинксом, сидящем на троне. Кажется, что за толстым слоем снобизма и высокомерия мы никогда не сможем разглядеть его истинной сущности. Но за роль нарисованной одной, пусть даже очень яркой краской Оскар не дают. По ходу фильма Али мастерски показывает нам совсем другие грани Дона Ширли, вплоть до пародии на собственный снобизм. Он то остроумен, то романтичен, то беззащитен. Все эти состояния могут меняться в течении секунд. 10 из 10-ти.

Хотелось бы отдельно отметить великолепную Линду Корнеллини. За относительно небольшую часть экранного времени ее героиня Долорес настолько органично вписывается в наше сознание, что кажется это наша старая знакомая, и что мы давно знаем и любим ее. 10 из 10-ти.

МУЗЫКА. Музыка в этом фильме отдельное действующее лицо. Это не обрамление, не фон и не оживляж. Музыка, живя своей отдельной насыщенной жизнью, часто дополняет сюжет и является составной частью истории. Наряду с точной передачей духа времени, она не только ставит восклицательные знаки после диалогов, но и часто говорит вместо самих актеров.

10 из 10

Источник