Принц Щелкунчик

The Nutcracker Prince (1990)

Высший балл за чародея-улыбку!

«Время пришло для чудес, —
Времени зря не теряйте!
Время берите себе,
Время потом возвращайте…»

(Заклинание перед путешествием в чудо-замок, пер. С. Михалева)

… Повезло мне в 1992 году получить в подарок толстую раскраску «Щелкунчик» с очень изящно и нарядно прорисованными персонажами. Прямо-таки всеми, до единого. В каждого хотелось играть, каждого хотелось обнять (ну, почти, — Мышиного короля, пожалуй, нет). Особенно самого бравого Щелкунчика — и его дядю.

Я это к тому, что в «Принце Щелкунчике» — самый лучший, на мой взгляд, Дроссельмейер. По совпадению, очень похожий на того — со страниц раскраски, — разве что вместо гладкого зачёса на парике — пушистая чёлка, да сюртук не жёлтый, а коричневый. Настоящая прелесть, «большой ребёнок» с одним ясным глазом и яркой улыбкой, — и это при том, что у Гофмана он «некрасивый»! А как он старается показать, что внимательно слушает Клару или Фрица, обернувшись к ним прямо-таки всем собой; как буквально от всего сердца (из которого вырывается фейерверк магических искр) оделяет игрушки жизнью под Рождество! Пяти минут фильма не проходит, а уже кажется — он и твой крёстный тоже, и вы с ним век знакомы…

Как знакомы и с окраиной городка (возможно, Нюрнберга), где живёт семейство Штальбаум, и с их особняком: настолько у Lacewood Productions получилось придать уют всем фонам. «Каникульное», по выражению ещё одного комментатора, зимнее утро. Птичья кормушка на краю леска. Каретный навес, сосульку с которого Фриц тут же сбивает и превращает в отличное ружьё. Подоконник-кушетка в комнате Клары… На всё это не просто любуешься, — впечатление, что сам живёшь среди этой красоты из мелких милых деталей. Тебя пустили пожить в чудо. Которое, если подумать, всё-таки похоже на то, что видно из твоего окна зимой, — а потому даже после финальных титров ощущение чуда остаётся надолго. Даже голова чуть-чуть кружится — как у старого заводного полковника, которого омолодил водопад сказочной страны…

Немного досадно, правда, что из-за взятого за основу балетного сюжета потерялась часть «Сказки о твёрдом орехе». Было бы интересно посмотреть, как странствуют часовщик и звездочёт, как тоскуют по родному городу, да и как выглядел бы в стиле Lacewood кузен Дроссельмейера — Кристоф Захариус, у которого нашёлся и орех, и юноша, способный его расколоть. Но то, что есть, — выше всяких похвал.

10 из 10

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ