«приквел-шмиквел»

Если в случае с «Гарри Поттером» всем, кто читал книги или смотрел хотя бы одну часть, лейтмотив был понятен (злой волшебник будет пытаться убить дитя, а мальчик раз за разом будет выживать), то главная интрига «Фантастических тварей», в основе которых лежит не серия романов, а учебник по волшебной зоологии, раскрывается неторопливо, сперва давая возможность зрителю насладиться удивительными — где-то плутоватыми, где-то устрашающими, где-то потешными — созданиями, и только потом, ближе к финалу первой главы новой саги, становится понятно, что все серьезно.

В этом смысле «Фантастические твари» в рамках одного фильма «зеркалят» всю поттериану: сперва нас бережно, как детей, знакомят с невинными и милыми забавами магического мира вроде трансгрессии, чудных зверушек, устройства различных заведений, убранства домов и быта волшебников, а потом постепенно выясняется, что мир населяет не только Добро, но и Зло, причем иногда очень древнее и почти неконтролируемое, и тогда на смену сказке приходит пугающая реальность.

Несмотря на то, что здесь есть свой аналог Министерства Магии (Магический конгресс Соединенных Штатов Америки — МАКУСА), есть светлые (Ньют Скамандер, сестры Порпентина и Куинни Гольдштейн, Серафина и др.) и темные личности (Грэйвз, Мэри Лу, Криденс, Геллерт Грин-де-Вальд и др.), пока катастрофически не хватает размаха и эпичности (наверняка пенталогия будет прибавлять и добирать в этих компонентах), пока мы имеем дело лишь с локальными схватками, но материала для расширения Вселенной предостаточно, и в первую очередь очень хочется, чтобы дальше Школа Чародейства и Волшебства Северной Америки Ильверморни стала важным местом действия, а не фигурировала только на словах.

Этот фильм еще на стадии тиражирования тизеров и трейлеров подкупил детальной прорисовкой как волшебного мира, так и мира не-магов — США 1920-х, «века Джаза». И в кино все это — от декораций больших и малых локаций до костюмов и причесок — приятно радовало глаз, позволяя всецело перенестись в довольно далекое теперь уже время.

Большая работа была проделана и по части актерской игры. Кто-то видит в персонаже Эдди Редмэйна тени образа Стивена Хокинга, а мне он местами (своей рыжиной, застенчивостью и трудностями с социализацией) напоминает Рона Уизли. Ньют и должен быть таким — нелюдимым и чудаковатым, ведь он больше времени проводит в общении со своими тварями, чем с другими магами или людьми. Из сестер Гольдштейн, конечно, ярче сногсшибательная красотка и кокетка Куинни (Элисон Судол), она затмевает примерную тихоню Тину. Колин Фаррелл играет здесь чуть ли не типичного своего персонажа, с небольшой скидкой на палочку и магические способности: смурной, замкнутый, харизматичный и обаятельный.

Одна из главных находок «Фантастических тварей» — не-маг Якоб Ковальски (Дэн Фоглер), который, подобно Вергилию, проводнику Данте по Аду и Чистилищу, вводит зрителя в мир магии. Он, забавный и неуклюжий работник консервного завода, мечтающий открыть свою пекарню, ведет себя так, как повел бы каждый из нас, втащи его Ньюта Скамандер в самое сердце совершенно непохожей на нашу реальности. Простак Ковальски натурально обалдевает от увиденного, восторгается чудесами. Он — главный источник всего комического, он смешит публику любым па, одним изгибом брови или ошарашенным взглядом.

Сами твари прекрасны, многообразны и показаны с одной стороны довольно подробно, а с другой — вскользь, чтобы осталось пространство для маневра в последующих частях. И хотелось бы, чтобы в этих частях звери не только поражали своей необычностью и грацией, но и больше были включены в основные события, двигали бы сюжет вперед, были бы полноправными персонажами, а не просто декорациями, красивым фоном.

В общем и целом как первый фильм саги, в которой будет пять частей (а, может, и того больше) «Фантастические твари» однозначно удались и, наверное, где-то даже превзошли ожидания, дав не только детальное представление о жизни дивных существ, американских волшебников и их ярых фанатиков из общества «Новый Салем», но и, пожалуй, приоткрыв в самом финале лейтмотив всех последующих картин, явив основного антагониста сил Добра и отчасти раскрыв его замыслы и амбиции.

P.S. Вспоминая курьезную фразу «Хогвартс-Шмогвартс», хочется про это кино сказать в том же духе — «приквел-шмиквел». Как радостно было сознавать, что Вселенная Гарри Поттера расширяется, и еще отраднее сейчас, когда понимаешь, что «Фантастические твари» идут своей дорогой, а не паразитируют на любви человечества к ГП. С поттерианой эту сагу пока связывают только волшебство, упоминание Хогвартса и Дамблдора, а также семейки Лестрейндж. И это прекрасно!

10 из 10

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ