Преступление и наказание от Gucci

Преступление и наказание от Gucci

Кино многогранно. Оно затрагивает целый букет областей, иных категорий искусства. Будучи апологетом одной из них — а именно визуальной — американец Том Форд решил попробовать себя в режиссуре с картиной 2009 года «Одинокий мужчина»</i>. Начинающий постановщик не прогадал. Пресса резюмировала: экс-дизайнер модного дома Gucci снял прекрасный и не менее личный дебют о трагедии, настоящей любви и одиночестве. Новая работа обеспечивает более глубокий взгляд на проблему самоопределения.

«Ночные животные» (или «Под покровом ночи», если желаете) мечутся между несколькими повествовательными линиями: настоящим, прошлым и, скажем так, «метафорическим прошлым». Реальная временная ветка знакомит нас с героиней неподражаемой Эми Адамс, Сьюзан, которая живет в несчастном браке и надоевшем мире искусства (вступительная сцена дает представление о ее работе — это балаганное и ироничное празднование американского гедонизма и свободы). Когда у нее на столе появляется книга от бывшего мужа Эдварда (не менее авторитетный Джейк Джилленхол) под названием «Ночные животные», Сьюзан погружается в нее с головой.

Захватывающим образом фильм воссоздает события романа, и уже по мере чтения героиня Адамс понимает, что эта жуткая история — не что иное, как эскапическая интерпретация дней минувших, трагичных и травмирующих, в которых она принимала непосредственное участие. Другими словами, книга рассказывает о браке главных героев, помещая страдания реальные в мир вымышленный (параллельно нам показывают настоящие воспоминания).

Примечательно, что с помощью этих «виртуальных рычагов» Эдвард влияет на настоящее, показывая силу искусства в действии. Именно книга бывшего мужа — где смерть становится как причиной, так и средством, и результатом преодоления, если не сказать «переступания» через самого себя — является катализатором, который помогает Сьюзан разобраться в себе.

«Вы когда-нибудь чувствовали, что ваша жизнь превращается в то, чего вы стремились всеми силами избежать?», — спрашивает она в момент ключевого самоанализа. Строчка буквально выпрыгивает из фильма, характеризуя его философию. Ни одна деталь здесь не случайна, ни одно решение не бессознательно, ни один результат не выбивается из плана.

Возможно, как раз аура совершенства, возникающая время от времени, лишает «Животных» излишней жестокости, и даже приметная игра Аарона Тейлора-Джонсона — архетипического воплощения всех страхов фильма — не врывается в эту плавность. Безусловно, лента шокирует, но затем — после анализа всех событий — начинаешь понимать ловкий расчет режиссера.

Концовка подталкивает к размышлениям, если вы в них нуждаетесь. Легко угодить в капкан и предположить, что все нити сойдутся, когда герои встретятся в настоящем. Это могло бы стать апофеозом потери, смирением и прощением. Тем не менее Форд выбирает открытый финал (по крайней мере, частично). Оттого и метафорическая составляющая становится еще громче.

Если уместить впечатления в пару абзацев: фильм содержит отличные актерские работы и плавные, даже гипнотические проходы камеры, а в создании «саспенса» немалую роль играет саундтрек Абеля Коженёвски, польского композитора, который, надо думать, прикипел к возвышенно-пугающим мелодиям еще во время работы над «Страшными сказками».

Что касается постановщика и сценариста в одном лице: Том Форд с успехом эксплуатирует любимую тему Терренса Малика — противоборство земного и возвышенного — а также затрагивает другие вопросы самоопределения и личностной философии. Иногда он даже обходит своего звездного коллегу и филигранно смешивает разные жанры, а учитывая, что это всего лишь вторая картина талантливого режиссера, Форд достоин отдельного комплимента.

Конечно, «Ночные животные» — не шедевр; он не меняет правил игры, не содержит новаторских приемов. Больше того, возвращаться к нему не хочется — это тяжелое, равно как и медитативное зрелище. Но я все же возьму на себя смелость и порекомендую его к просмотру.

7 из 10

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ