Правосудие для всех.

Политический триллер «Профессионал», вышедший на свет 21 октября 1981 года, не слишком точно и лаконично повторяет заветы французского режиссёра Анри-Жоржа Клузо, который примечателен тем, что, благодаря своим захватывающим фильмам получил прозвище «французский Хичкок». Более правильно будет сказать — он вообще не повторяет этих заветов. Фильм Жоржа Лотнера подобает, скорее, Голливуду с его эпичными экшнами в духе «Первой крови» или новеллам о Джеймсе Бонде, снимаемым тогда чуть ли не ежегодно кинокомпанией United Artists. И упрекнуть создателей «Профессионала» в попытке сделать кино чужого формата трудно, ведь эта самобытность рисовалась с незапамятных времён и самими классиками французской новой волны, привнёсшей в тогдашнюю индустрию новые идеи для развития. Лента Лотнера даже чем-то отдалённо может «смахивать» на новую волну, вот только с момента окончания её периода прошло почти 15 лет. Схожесть виднеется именно для Франции и её киноискусства, где боевики никогда за всю историю не были на первом плане, уступая место комедиям и драмам. «Профессионал» кажется новаторским продуктом, так непохожим на моду этой страны.

И дело даже не в жанровых особенностях, боевики снимали всегда. Удивляет то, как из фильма с не самым замысловатым и вариативным сценарием, с копеечным по тем временам бюджетом в 20 миллионов франков (эквивалентно 4 миллионам долларов), удалось запечатлеть по-настоящему зрелищное и не теряющее адекватности кино, не переходящее в бестолковую аркаду с пушками и пулями на первом плане. Никакой тупизны, никакого абсурда. История, в которой преданный родиной майор Жосслен Бомон (Жан-Поль Бельмондо) совершает своё справедливое возмездие в масштабах вымышленной африканской страны Малагави и самой Франции, показана и рассказана на фоне вполне возможных жизненных обстоятельств, которые хоть и кажутся мудрёными и наигранными, уподобающимися фильмам с тем же спецагентом британских служб, всё равно цепляют и заставляют верить в себя. События в «Профессионале» складываются в единую логическую картину уже с первых минут, когда Бомон находится в лагере и бежит оттуда вместе с товарищем, а армейское подразделение, посланное по следу, безжалостно уничтожает деревню: расстреливает животных, решетит пулями дома, сжигает их огнемётами, а в самой тюрьме охранники избивают обессиленных заключённых из-за их невозможности работать на жаре. Эта вымышленная страна предстаёт в глазах главного героя и зрителей скотным двором, концлагерем, бедным и не имеющим шансов на зарождение гуманности.

А с другой стороны перед Бомоном встаёт его родная Франция — правовое, богатое государство, где человек сыт и не боится получить пулю в затылок ежеминутно. Но и там — чудовищное предательство властей, пожертвовавших своего сотрудника в угоду новой политике. Что же остаётся делать человеку, который едва выжил в этой фарсовой неразберихе? Его попытки вершить свой суд над чиновниками — диктатором-президентом, другом-предателем, сыщиком с маниакальной ассистенткой, откровенно тупыми полицейскими при правительстве, — здесь как бы предстают должным, настоящим наказанием, для которых аккредитация в прессе станет ослепляющим ударом. При этом действия героя не являются последствиями сумасбродства, ведь он ведёт себя хитро и расчётливо, всегда будучи за спиной у оппонента. И он не совершает дуболомной резни, подобно Джону Рэмбо, на Елисейских полях или в стенах парижских домов. Он не отчаивается в попытках освистать политиков, меняющих ядерные бомбы на нефть и наоборот. Жосслен Бомон — это незаметный герой нашего времени, который даже эмоции оставляет вне работы; на таких людях и держатся мировые державы, весь мир в конце концов. Это также проявляется в лице женщин, о которых герой позаботится вне зависимости от отношения к ним. Оттого всего фильм и носит название «Профессионал», выявляя эталонную степень оного.

Конечно, этот фильм больше раскрывается как триллер с приставкой «политический», ведь все завязи в сюжете концентрируются на 95 процентов там. Но он не избежал крутых заворотов в сторону привлекающего внимание экшна. И тут-то режиссёр с группой технических создателей наступил на грабли. Главная проблема фильма в том, что он даже на первый взгляд кажется слишком дешёвым и грубым. Человеческая кровь здесь ярче светофора, она похожа на акварель. Драки, где персонажи по-дурацки кривлялись, падали в позах какой-то камасутры, а иногда и вовсе били по воздуху (другие, соответственно, отлетали от воздуха). Те же солдаты Малагави стреляли по собакам и курицам, будто они — гангстеры из 30-х с Томми-ганами — от бедра, ритмично перекачиваясь по сторонам. В общем, огромное расстройство от такой постановки. Спасает положение набор некоторых других элементов, главным из которых стоит отметить погоню, снятую в высокой динамике. Однако в целом в плане техники фильм не выглядит новаторским, что для Франции весьма нетипично. Возможно, сказался именно невысокий бюджет.

Основным преимуществом «Профессионала» служит его доходчивость. Фильм, несмотря на свою глубину и пограничную тематику, — очень лёгкий и понятный. Он соткан из смеси драмы и боевика, который при желании вообще можно было бы изъять и не потерять морали. Знаменитый саундтрек композитора Эннио Морриконе — не единственная здесь особенность. Зрительские симпатии только подтверждают это суждение. В премьерный уик-энд на картину пришли свыше 300 тысяч парижан, а под конец проката по всей Франции её посмотрело 5 миллионов, плюс 3 миллиона в Германии. Примечательная особенность здесь тоже есть, ведь огромному кассовому и зрительскому успеху поспособствовала как раз заглавная тема «Chi Mai», в те недели находившаяся в ротации французских радиостанций. В результате «Профессионал» стал самым коммерчески-успешным проектом для режиссёра Жоржа Лотнера и самым просматриваемым среди фильмов с Жаном-Полем Бельмондо. Впечатляет, что «Профессионал» не потерял актуальность и сейчас, имея, например, на КиноПоиске 61 тысячу оценок от зрителей с рейтингом 8,1.

8,5 из 10

Источник