Почти за 40 лет до MeToo и прочих прогрессивных штучек

Почти за 40 лет до MeToo и прочих прогрессивных штучек

Практикант-журналист Евгений Масловский направлен на практику в порт, где его устраивают коком на буксир «Циклон» с полностью женским экипажем…

Положа руку на сердце далеко не шедевр советского кино — и телеформат даёт себя знать, и актеры не суперзвёзды, и комсомола с производством многовато вплоть до набивших оскомину субботников… Долгое время я вообще не понимал, а как смогли влюбиться пары друг в друга, коли они толком и не встречались (почему-то вытравливалась из памяти сцена мелких ремонтов)? А музыканты в костюмах и галстуках вообще ничего кроме смеха не вызывают — даже ВИА в советское время пытались хоть как-то выпендриться и одеться пооригинальнее. И уж совсем субъективное — парни на музыкантов не тянут вообще — разве что на бойз-бэнд-переростыш.

Так что фильм представляет интерес всего лишь по двум параметрам. Его советская популярность и вовсе объяснялась одним из них. Это песни Юрия Антонова. Их аж 8! Даже в Песне года исполнялось от силы две. Так что советский меломан получал возможность без особого дефицита и очередей послушать с экрана суперхиты — Море, 20 лет спустя, Я вспоминаю и другие.

А второй параметр оказался важнее и даже с отложенным эффектом — тема феминизма. СССР здесь оказался впереди планеты всей — от лозунгов Долой кухонное рабство до Валентины Терешковой и Екатерины Фурцевой. А на рубеже 70-80-х женщина и вовсе стала главной героиней массового советского кино во главе с Людмилой Гурченко — сильной женщиной, идущей хоть и в одиночку, зато сквозь все препоны. И даже в любви инициатива переходит к ним. О том не только Вокзал для двоих, но и, например, прекрасный Отпуск за свой счёт. В таком контексте женщина на буксире уже не смотрится аномалией и даже руководитель Портофлота вполне органична. И хотя Берегите женщин в итоге примиряет противоборствующие поначалу полы, но именно женщины становятся центральными персонажами социальной жизни — на них и экономическая жизнь, и любовь, и семья, где мужчина однозначно перестал быть главным.

Однако ж в Берегите женщин есть и ещё один — далеко не столь прогрессивный смысл. Кино пытается спасти героев застоя и старые и уже нерабочие идеологемы — комсомол как преемник партии, трудовой энтузиазм молодежи и верность традициям, даже если они касаются не только строительства коммунизма, но и трухлявого буксира времён Второй мировой. Мысль о том, что старенький добрый аппарат достаточно подновить субботников и он заработает, смотрится абсурдом. Особенно если ее метафорически перекинуть на советский аппарат в целом. Видимо, новый буксир СССР построить уже просто не мог, хотя и декларировал…

Источник