По плодам их узнаете их

По плодам их узнаете их

Америка XIX века. Дикий Запад. Спокойная и размеренная жизнь немой повитухи по имени Лиз нарушена появлением в местной церкви нового проповедника. Спустя годы он наконец-то нашел ее и теперь жаждет наказать за свершенные в прошлом грехи. Муж оказывается бессилен противостоять пастору, местные жители, люди внушаемые, суеверные и полные предрассудков, из-за трагической случайности быстро меняют свое доброе отношение к Лиз на ненависть, а некоторые из них жаждут возмездия не меньше, чем преподобный. И Лиз не остается ничего кроме как, прихватив с собой ружье, снова бежать.

С этого момента сюжет начинает раскручиваться в обратном порядке, раскручиваться подобно воронке, уводя за собой все глубже в самое сердце Ада, откуда берет начало эта страшная и мучительная история преследования. Время от времени драма оборачивается настоящим триллером, заставляя зрителя с замиранием сердца следить за происходящим на экране.

К слову сказать, прочитав множество разных отзывов и рецензий, я заметил, что фильм из-за места действия трактуют как вестерн. Мне же фильм, по своей эстетике и способу воздействия на зрителя, напомнил английскую литературную готику, в которой образы прекрасных и невинных героинь, преследуемых злодеями, призваны заставить читателя на эмоциональном уровне ощутить сколь уязвима и хрупка красота добродетели перед силами зла.

То же самое происходит и здесь. И в качестве свойственных готике нагромождений ужасов — нагромождение насилия. При этом нельзя сказать, что количество показанной в фильме жестокости избыточно. Ее ровно столько, сколько необходимо для рассказываемой истории, ровно столько, чтобы создать необходимое эмоциональное воздействие на зрителя. В одном из интервью режиссер фильма Мартин Кулховен заявил, что «жестокость на экране должна быть неудобной». Если уж демонстрировать ее на экране, то для того, чтобы показать во всей наготе ее уродливую, гнилую сущность. С этой задачей фильм отлично справляется.

Героине Дакоты Фанинг сочувствуешь и сопереживаешь. Героя Гая Пирса боишься и ненавидишь. «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные», — возвещает он своей пастве, что в трепете внимает ему. Но сам он суть лицемерие, олицетворение порока, что прикрывает свою мерзостную природу благочестивыми цитатами из Библии, выискивает в страшных деяниях рук своих следы Божьей воли. Но «по плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы?» С библией в одной руке и кинжалом в другой творит свои злодеяния пастор. Его демонический образ как отражение его внутренней сути, от которой не осталось ничего человеческого. Временами кажется, что сам дьявол оберегает своего верного слугу. Ни человек, ни огонь не в силах остановить священника, одержимого своей целью.

Оператор Рогир Стофферс и композитор Джанки Экс-Эла своей работой погружают зрителя в тревожную атмосферу происходящего на экране, а Кулховену, не только режиссеру, но и сценаристу фильма удалось создать крепкую, честную историю без лишних сантиментов.

Фильм можно воспринимать двояко. С одной стороны, он в очередной раз напомнил об уязвимом положение женщины в обществе. И пусть на дворе уже не XIX век, а XXI, человеческая природа неизменна. Лиз не сделала ничего, за что ей пришлось бы расплачиваться. Всю жизнь ей пришлось бороться против абсолютно иррационального по своей сути обстоятельства, сделавшего ее объектом влечения больного человека. С другой же стороны, картина голландского режиссера — еще одна история о том, что ад — это не место где-то глубоко под землей, где клокочет невыносимое адское пламя, ад — это когда люди забыли о сострадании и милосердие, забыли о том, что они люди. Ад — это отсутствие любви.

В финале фильма звучит важная тема преемственности, преемственности с обеих сторон. Вновь и вновь зло будет находить кратчайшие пути к сердцам людей. Зло кажется бесконечным, а силы человека, бросившего ему вызов, не безграничными. Но и у добродетели найдутся свои защитники.

10 из 10

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ