Патриот

The Patriot (1998)

Этот фильм можно ругать. Защищаться ему будет сложно, ведь в первую очередь картина воспринимается исключительно боевиком со Стивеном Сигалом, а это накладывает определённый отпечаток. Но уже сейчас её намного интересней рассматривать спустя некоторое время после завершения, чем ранее, когда она только появилась на прилавках магазинов. Фильм неслучайно стал печально знаковым в карьере актёра, первым плачевно вышедшим сразу на видеокассетах, взамен прокату в кинотеатрах, обрисовав отправную точку краха мастера айкидо, растянувшегося и поныне. Это сейчас «боевик с Сигалом» вызывает ассоциации с копеечной и одноликой халтурой, где упитанный в Смеющегося Будду актёр отбывает время на экране, максимум пару раз подняв руку, отвешав скромный пинок или махнув пистолетом за весь хронометраж, а тогда от него ещё ждали зрелищных трюков, поединков, погонь, но, увы, получили совсем иное. Актёр намеренно (он числился продюсером) решил выразить себя в другой ипостаси, нежели типичным крутым копом, затронув важные вещи в сюжете об истинном патриотизме, не убийстве людей, а их исцелении, сплочённости масс перед общим незримым врагом, любви к природе и единении с ней. Он снизил уровень драк и перестрелок со своей стороны до предела, решив отыграть врача из глубинки, вынужденного бороться с вирусом. Посему главный злодей был выбран в четыре раза толще, чем начавший полнеть Сигал, лишив зрителя «обязательного» кульминационного противостояния отважного протагониста с колоритным антагонистом, а основная битва сводилась к поиску вакцины подле разных микроскопов да компьютерных мониторов.

Медицинский триллер про эпидемию — вещь интересная, располагающая напряжёнными составляющими, а если туда вносится локальный конфликт с военным оцеплением заражённой местности, где расположилась маленькая гражданская армия под руководством неонациста, называющего себя патриотом Америки возле вездесущих звёздно-полосатых флагов, то остросюжетные струны натянуты с двойной силой. С одной стороны, болезнь косит всех направо и налево, сокращая население городка, а с другой, добавлена милитаризированная свора марионеток, которая наконец-то, по ущербности своего искажённого восприятия мира, долгожданно получила войну, ведь не всё же внимать речам лидера, призывающего к агрессии, попусту теребя автоматы в руках. Закон сюда не сунется, где очаг болезни, а они все заражены, этакие живые мертвецы, посему готовы убивать всех подряд без зазрения совести лишь бы найти способ излечиться. Часы тикают, удручённость с неминуемой смертью лишает остатков рассудка, внушая панику.

Фабула хороша. И на первых порах исполнитель главной партии тоже неплох, изображающий нехарактерный (для тех лет), но вполне располагающий к себе образ лекаря-вдовца с маленькой дочерью, который размеренно живёт в гармонии с природой, животными и прислушивается к мудрости коренного населения Америки, черпая там духовную пищу и знания народной медицины. Но только в дело вступает переломный момент с высвобождением вируса и захватом власти людей в камуфляже — «сигаловщина» всплывает наружу, нарушая былой настрой ленты. Ладно, что появляется рояль в кустах, вновь показывая персонажа в совсем здесь чуждом фирменном супергеройском амплуа, как мастера смертельных подзатыльников и искусного распугивания руками мух вокруг себя, 46-летнего давно уже во всю ветерана всяких там суперсекретных спецслужб, коллекционера самых расписных традиционных китайских рубашек и обладателя седьмого дана по грозно сведённым бровям, шутливо говоря, так ведь эмоций нет никаких, кроме одного единственного и упорно следующего из фильма в фильм с Сигалом однотипного шаблона на все случаи жизни. Этакая маска непрошибаемого знатока всея Востока с стабильно каменным выражением лица совершенно не уместна, когда требуется наблюдать планомерно чахнущих пациентов, их смерти, чувствовать обречённость, врачебное бессилие или собственные неудачи с изобретением вакцины… Ему вновь всё без разницы, он вопиюще невозмутим, ведь одноликие герои Сигала настолько невероятно по-крутому круто круты, что даже их не берёт никакая болезнь, а кровь дочери вообще — сплошной образец противоядия против специально разработанной военными заразы! Посему очень быстро понимаешь, из-за чего отсутствует фактурный злодей, ведь простые смертные из крови и плоти уже слишком слабы пред экранным величием «Нико» — посторонись, он тут самой эпидемии навешивает оплеух!

Вот и получается, что задумка похвальна, но реализация подкачала. Актёр действительно стремился пойти на рискованный шаг, дабы не развлечь зрителей приёмами айкидо, как делал это много раз и весьма удачно, а призвать к патриотизму в сердцах, чтобы любить свой народ и соседей, защищая их от глобальных угроз, когда нужно не наращивать военный потенциал, а изобретать лекарства от смертельно опасных болезней, оставаться людьми даже в самые тягостные моменты, помогать друг другу. Старался, он заметно старался, и это похвально, но, увы, попросту не смог ничего драматически сыграть — этого противника он пока не одолел и вряд ли одолеет вообще в своей творческой жизни на экране. Сбросить с себя киношную шелуху, содрать боевичную браваду, показать человечность дано не всем кумирам молодёжи восьмидесятых-девяностых, а, пожалуй, лишь единицам — «последнему киногерою» да «ЖКВД». Удачно только начало фильма, его проблематика, миролюбивый посыл, продемонстрированный итог-решение против болезни, когда очередное смертельное изобретение человечества побеждают созидательные силы самой Матушки-природы, да и режиссёр Дин Семлер не посрамил свою главную профессию опытного и талантливого оператора, украсив повествование красивейшими панорамными кадрами лесных и горных пейзажей. Впрочем, если вновь возвращаться в узкие рамки фильмографии актёра, то картина вызывает положительные эмоции, будучи идейно увлекательной, качественно поставленной, нежели многие-многие и ещё раз многие после, не пригодные и на разовый просмотр.

6 из 10

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ