Отчаяние — имя его, а не вера, или Спрут в миниатюре.

Отчаяние — имя его, а не вера, или Спрут в миниатюре.

По приказу комиссара полиции Бонавиа из психиатрической больницы освобождают бандита Ли Пума, который из мести хочет убить местного «бизнесмена» Ломмуно. Но покушение заканчивается лишь убийством 3 телохранителей, а сам Ломмуно предусмотрительно скрылся. Расследование нового прокурора лишь раскручивает механизм, в котором появляются новые жертвы.

Тема организованной преступности в глазах советского зрителя отпечаталась в основном благодаря телесериалу Спрут — как честный комиссар Каттани в одиночку пытался победить аж несколько мафиозных кланов и коррумпированных чиновников с черными бизнесменами. Но ещё за 15 лет до этого Дамиано Дамиани снял политический триллер примерно о том же, да ещё и отхватил Приз Московского кинофестиваля. Да и как не премировать во флагмане мирового социализма кино о зверином оскале капитализма. К счастью, фильм Дамиани всё-таки не только о коррупции и мафии (особенно многим приглянется образ построенных буквально на трупах жилых домах), но и о нравственной дилемме, разрезаемой комиссаром Бонавиа: закон против преступности и насилия или всё же стенка на стенку, подобное против подобного. Да и на кону свобода и жизнь… Можно ли не отчаяться, видя бесплодность попыток победы над злом, хотя она столь близка?.. Дамиани зрителя не жалеет, хороня в политическом огне не только персонажей, но и общечеловеческие ценности — любовь, справедливость, честность… Остаётся лишь архаика жадности и смерти.

Спрут, конечно, увлекательней и где-то даже и драматичнее, хотя и попроще, но феномен итальянского политического кино с его страстным пафосом и безысходностью лучше изучать по Признанию…, выбивающему почву под наивными разговорами о правовом государстве и гражданском обществе.

Источник