Оскар Айзек: «Я с детства собирал игрушки по „Звёздным войнам“»

Промо-кампания «Пробуждения силы» выставляет Оскара Айзека «молодым актером» — то есть, ставит в один ряд с Дэйзи Ридли и Джоном Бойегой. Но 35-летний Айзек не только старше ребят, но и имеет солидный актерский опыт. КиноПоиск поговорил с актером о его персонаже, о Силе, об Апокалипсисе и о фигурках.

Многие помнят Оскара с драмы «Агора», где он играл префекта, кто-то видел его в странной роли в фильме Мадонны, кто-то запомнил его как доктора-садиста из «Запрещенного приема» Зака Снайдера.

Мне довелось видеть Оскара дважды на Каннском кинофестивале. Первый раз — на пресс-конференции фильма «Драйв», где он сыграл вернувшегося из тюрьмы преступника — тогда Оскар молчал, поскольку все вопросы достались режиссеру Николасу Виндингу Рефну и Райану Гослингу. Второй раз Айзек был в центре внимания. В 2013-м, когда он приехал с драмой братьев Коэн «Внутри Льюина Дэвиса».

Оскар Айзек: «Я с детства собирал игрушки по „Звёздным войнам“»

Роль талантливого музыканта-неудачника закрепила за Оскаром славу отличного актера, и Голливуд моментально завербовал его в блокбастеры. Закончив съемки в роли пилота По Дамерона у Джей Джей Абрамса, Оскар перешел на площадку картины Брайана Сингера «Люди Икс: Апокалипсис», где его герой — не просто главный злодей, но и самый могущественный мутант.

Из всей троицы новой команды актеров, Оскар не только самый известный, но и самый профессиональный. Он говорит медленно, аккуратно подбирая слова, и постоянно смотрит в глаза журналисту (лучше бы он этого не делал — в какой-то момент я просто забыла, что хотела спросить), и единственный встает с кресла, чтобы поздороваться. Пожимая руку Оскару, я параллельно протягиваю фигурку По Дамерона, которую купила незадолго до джанкета.

Оскар Айзек: «Я с детства собирал игрушки по „Звёздным войнам“»

— Привет, Оскар. У меня тут фигурка По Дамерона, которая совсем не похожа на тебя. Они вообще сканировали тебя?

Айзек разглядывает свою игрушечную копию с лёгким недоверием.

— Да не может быть. Что с ним не так?

— Это Black Series, считается, что они делают лучшие недорогие фигурки с отличной артикуляцией.

Оскар продолжает рассматривать фигурку.

— Он совсем не похож на меня! Хотя, если повернуть вот так… Нет, все равно не похож. А ведь они делали трехмерное сканирование! Блин, у меня лицо как будто расплывается.

— Скоро ты будешь новой фигуркой.

— Знаю! Может, та получится лучше.

— Я бы лично предпочла фигурку Льюина Дэвиса. С котиком.

— Я тоже! Можно гитару добавить, набор пластинок!

— Кстати, как дела у того котика?

— А, он умер. Шучу. Не знаю. Там штук пять котов снималось.

— Не шути так!

— Не буду. Можно я с ним немного поиграю? У него так классно гнутся ноги!

— Играй, конечно. У твоего героя по комиксу очень крутые родители. Мама — великолепный пилот, спасла Люка однажды. Отец в Сопротивлении, знал Хана. По чувствует некое давление?

— Да! Думаю, По чувствует давление, ведь ему хочется доказать, что он тоже лидер, ему нужно поддерживать реноме своих предков, крутых бойцов Сопротивления.

Оскар Айзек: «Я с детства собирал игрушки по „Звёздным войнам“»

— То есть, здесь очередной конфликт отцов и детей?

— М-м-м, я бы так не сказал. Скорее, для моего героя здесь стоит вопрос, что именно он может дать Сопротивлению. Он очень ценит наследие своих родителей, и хочет доказать себе, что тоже является героем.

— Опять же, по комиксам, твой герой вырос возле дерева, отмеченного Силой.

— Да-да.

— И как это повлияло на По?

— Тебе придется посмотреть фильм!

— Ладно, тогда давай о тебе. Твой отец родом с Кубы — революционное прошлое страны как-то отразилось на тебе?

— Да, наверное. Мы жили в Майами, а там каким-то образом витают в атмосфере кубинские настроения.

— А «Звёздные войны» — это не только приключения, романтика и космические перестрелки, это еще и политика. Новый фильм как-то отражает ситуацию в мире?

— Можно сказать, что «Звёздные войны» всегда отражали происходящее в мире. Но как мне видится, на самом деле эти фильмы обращаются к некоему духовному элементу происходящего. Несмотря на политический контекст, всегда будут завоеватели, и всегда будет сопротивление, будет война. Но есть вещи, которые выше всего этого, и в «Звёздных войнах» это описывается как «сила». Она сама по себе не несет никакой моральной нагрузки, но едва ты познаешь ее, она может увести тебя к добру или к злу. Так что все дело в выборе.

Оскар Айзек: «Я с детства собирал игрушки по „Звёздным войнам“»

— Сила мне лично всегда казалась такой религиозной составляющей в фильме, где нет религии. Какой концепт Силы у тебя лично?

— Я бы сказал, Сила — то, что выше материального мира. Думаю, несмотря на наши верования, Сила каким-то образом объединяет нас. У каждого есть к ней доступ. Возможно, под это явление можно подвести какую-то научную теорию — что-то вроде магнитного поля, помогающего нам ощутить себя единым организмом со всем миром, в отличие от того, чтобы быть индивидуалистами. Пожалуй, мне был бы интересен такой мир.

— Ты играешь положительного персонажа здесь и злодействуешь в новых «Людях Икс». Когнитивный диссонанс не наблюдается?

Айзек смеется, откладывая своего пластмассового двойника в сторону.

— Знаешь, с плохими парнями есть одна замечательная особенность: они не считают себя плохими. Настоящие злодеи уверены в том, что творят добро. У них миссия, которую требуется завершить, и от этого мир станет лучше.

— Скажем «да» Тёмной стороне!

— Ну да, как минимум Апокалипсис так и считает. У него есть та самая миссия, он считает себя правым и добрым.

Оскар Айзек: «Я с детства собирал игрушки по „Звёздным войнам“»

— Вот Адам Драйвер, например. Ты с ним в «Льюине Дэвисе» пел, а тут вы на площадке играете противников. Как вообще вы с ним работали?

— Да на самом деле здорово было. Смешно, конечно, получилось, потому что природа наших отношений была совершенно иной. Главное — приятно прибыть на площадку и увидеть знакомое лицо! Заодно можно было обсудить все безумие, которое нас окружало.

— Каково было твое восприятие «Звёздных войн» до того как ты получил роль в них?

— О, я был большим фанатом! Рос на оригинальной трилогии, обожал фильмы, коллекционировал игрушки. У нас вся семья любила «Звёздные войны».

— И какая любимая игрушка была у тебя?

— Лэндо Калриссиан, из «Возвращения Джедая». Он был в маске — ну, ты помнишь, какой он в начале фильма. По каким-то неизвестным причинам я больше всего играл с Лэндо.

— И твой любимый Эпизод… Пятый?

— Нет, шестой.

— Правда? Шестой обычно не любят из-за эвоков.

— Знаю! Их обычно ненавидят! Но я люблю «Возвращение Джедая».

Оскар закончил Джульярдскую школу в Нью-Йорке и является профессиональным музыкантом.

— Ты планируешь дальше петь?

— О, да. Я играю, гитару с собой беру, когда есть возможность. Может, когда-нибудь альбом запишу.

Оскар Айзек: «Я с детства собирал игрушки по „Звёздным войнам“»

— Ты слышал теорию о том, что Джа-Джа Бинкс — тёмный сит?

— Слышал!

— А какая самая чумовая теория из всех, что ты слышал?

— Да, пожалуй, с этой трудно что-то сравнить! Хотя, говорят, Джа-Джа на самом деле Кайло Рен.

— И последний вопрос. Как думаешь, Адам Драйвер под маской корчит рожи?

Я не думаю, я уверен, что он постоянно язык всем показывает!

На прощание Оскар позирует со своим пластиковым двойником, за что ему огромное спасибо!

Оскар Айзек: «Я с детства собирал игрушки по „Звёздным войнам“»

Источник.