«Он был эпическим фейерверком»: Режиссер «Черной Пантеры» Райан Куглер вспоминает Чедвика Боузмана

29 августа в возрасте 43 лет скончался актер Чедвик Боузман, исполнитель роли Черной Пантеры. Его память почтили многие звезды и кинематографисты Голливуда, а постановщик «Черной Пантеры» Райан Куглер выпустил заявление, в котором рассказал о своей дружбе с Боузманом, которого он называет Чадом, вспомнил его талант и добродушие.

Вот что написал Куглер:

«Исполнитель роли Т’Чаллы достался мне в наследство от Marvel и братьев Руссо. И за это я им буду вечно благодарен. Впервые Чада в роли Т’Чаллы я увидел в незаконченной версии „Первый мститель: Противостояние“. Я пытался решить, браться ли мне за „Черную Пантеру“ или нет. Никогда не забуду, как сидел в монтажной на студии Disney и смотрел его сцены. Первая была с Черной Вдовой, а вторая с участием титана южноафриканского кино Джона Кани, который сыграл отца Т’Чаллы, короля Т’Чаку. Именно тогда я понял, что хочу снять этот фильм.

После того как персонаж Скарлетт уходит, Чад и Джон начинают разговор на языке, которого я никогда раньше не слышал. Он звучал знакомо, с щелчками, которые делают маленькие черные дети в Штатах. Те же самые щелчки, за которые нас часто упрекают в неуважении или неподобающем поведении. Но в нем была музыкальность, которая казалась древней, мощной и африканской.

На встрече после просмотра фильма я спросил Нэйта Мура, одного из продюсеров, о языке. „Ребята, вы это придумали?“ Нейт ответил: „Это коса, родной язык Джона Кани. Они с Чадом прямо на съемочной площадке решили его так сыграть“. Я подумал: „Он в тот же день просто выучил текст на другом языке?“ Я и представить не мог, насколько это сложно, и, хотя я еще не был знаком с Чадом, я уже восхищался его актерскими способностями.

«Он был эпическим фейерверком»: Режиссер «Черной Пантеры» Райан Куглер вспоминает Чедвика Боузмана

Райан Куглер и Чедвик Боузман на съемках «Черной Пантеры»

Позже я узнал о долгих обсуждениях, как Т’Чалла будет звучать в фильме. Решение сделать коса официальным языком Ваканды было утверждено Чадом, уроженцем Южной Каролины, потому что он смог прямо на съемках выучить свои реплики на коса. Он также выступал за то, чтобы его персонаж говорил с африканским акцентом, чтобы показать Т’Чаллу зрителям как африканского короля, чей диалект не был завоеван Западом.

Лично с Чадом я познакомился в начале 2016 года, когда согласился снимать фильм. Он проскользнул мимо журналистов, которые собрались на пресс-конференцию по „Криду“, и встретился со мной в гримерке. Мы поговорили о наших жизнях, о том, что я играл в футбол в колледже, о том, как он учился в Говарде на режиссера, о нашем совместном видении Т’Чаллы и Ваканды. Мы говорили об иронии судьбы, что его бывший одноклассник Та-Нехиси Коутс писал тогда комиксы о Т’Чалле для Marvel. И как Чад знал студента Говарда, Принца Джонса, убийство которого полицейским послужило вдохновением для мемуаров Коутса „Между миром и мной“.

Тогда я заметил, что Чад — это аномалия. Он был спокоен. Уверен. Постоянно учился. Но при этом у него был самый добрый, утешительный, теплый смех в мире и глаза, которые видели многое, но все еще сверкали, как у ребенка, увидевшего что-то впервые.

Это была первая из множества бесед. Он был особенным человеком. Мы часто говорили о наследии и о том, что значит быть африканцем. При подготовке к фильму он обдумывал каждое решение, каждый выбор — не только из-за того, как решение отразится на нем самом, но и из-за того, как это повлияет на мир. „Они не готовы к тому, что мы делаем…“ „Это ‚Звездные войны‘, это ‚Властелин колец‘, но для нас… и больше!“»

«Он был эпическим фейерверком»: Режиссер «Черной Пантеры» Райан Куглер вспоминает Чедвика Боузмана

Райан Куглер и Чедвик Боузман на съемках «Черной Пантеры»

Он говорил мне об этом, пока мы пытались закончить драматическую сцену, съемки которой затянулись на несколько часов. Или пока он был в краске, выполняя трюки. Или когда нырял в холодную воду. Я кивал и улыбался, но не верил ему. Я понятия не имел, сработает ли фильм. Я не был уверен в своих силах. Но теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что Чад знал то, чего не знали все мы. Он думал на несколько ходов вперед, одновременно всецело вкладываясь в работу.

Он приходил на прослушивания ролей второго плана, что не характерно для исполнителей главных ролей в высокобюджетных фильмах. Он был на нескольких пробах на роль М’Баку. С Уинстоном Дьюком он превратил читку в настоящую схватку. Уинстон сломал его браслет. На прослушивании Летишии Райт, которая пробовалась на роль Шури, она поразила его своей королевской осанкой, своим фирменным юмором и вызвала улыбку на лице Т’Чаллы, которая на 100% принадлежала Чаду.

Во время съемок фильма мы встречались в офисе или в моем арендованном доме в Атланте, обсуждали реплики и различные способы добавить глубины каждой сцене. Говорили о костюмах, военной подготовке. Он сказал мне: „Вакандийцы должны танцевать во время коронаций. Если они просто стоят с копьями, чем они отличаются от римлян?“ В ранних версиях сценария Эрик Киллмонгер просил Т’Чаллу похоронить его в Ваканде. Чад оспорил это и спросил, что если Киллмонгер попросит похоронить его где-нибудь еще?

Чад глубоко ценил свою личную жизнь, и я не знал подробностей его болезни. После того как его семья опубликовала свое заявление, я понял, что он жил с болезнью все время, пока я его знал. Поскольку он был смотрителем, лидером и человеком веры, достоинства и гордости, он оградил своих соратников от своих страданий. Он прожил прекрасную жизнь. И творил великое искусство. День за днем, год за годом. Вот кем он был. Он был эпическим фейерверком. До конца своих дней я буду рассказывать, как видел несколько ярких искр. Он оставил невероятный след.

Я никогда еще так живо не чувствовал горе утраты. Я провел год за подготовкой, придумыванием и написанием слов, которые он должен был произнести, и нам теперь не суждено этого увидеть. Очень тяжело понимать, что я больше не смогу увидеть его крупный план на мониторе, не смогу подойти к нему и попросить сделать еще один дубль.