Одна из лучших поздних ролей Жана Габена

Могу только согласиться с предыдущими рецензентами. Фильм снят очень экономично, неторопливо и сдержанно, и возможно поэтому врезается в память по кадрам. Точно так же создаёт свой образ и Жан Габен — сурово, сдержанно, но при этом зрителю понятно, что на самом деле творится в душе у персонажа фильма.

Жан Габен воплощает образ побитого жизнью, но не сломавшегося и уверенного в себе французского фермера — носителя полуфеодальных крестьянских народных традиций. Он и внука в обиду бандитам не даст (но при этом и миндальничать с внуком не будет), и в полицию стучать не станет (мол, наши дела — сами разберёмся), и в хозяйстве у него порядок, и весь мир может подождать, когда семья собралась за одним столом на трапезу. Сцены трапезы напоминают картины Ж.-Ф. Милле и «малых голландцев».

Всё в фильме в меру и на своём месте, включая инструментальную музыку Сержа Генсбура. Можно согласиться с тем, что у режиссёра получился французский вестерн. Территория фермы становится своеобразным Диким Западом, где действуют право сильного (причём в данном случае сильный — это коллектив, большая семья во главе с патриархом), где есть свой уклад жизни, свои понятия и традиции, и куда служителей закона допускают лишь в самом крайнем случае.

Отличный фильм, одна из лучших поздних ролей Жана Габена. При просмотре ассоциации возникают и с итальянским неореализмом, и с американским нуаром, и с французскими послевоенными детективными и историческими фильмами, и с живописью XVIII-XIX веков.

9 из 10

Источник