Ночной прилив

Night Tide (1961)

Кёртис Харрингтон принадлежал к той среде, чьи воззрения на киноискусство отличались радикальностью и стремлением внести колдовскую энергетику в закостенелый, по их мнению, киноязык голливудской индустрии. В середине 1950-х он работал вместе с видным авангардистом Кеннетом Энгером, у которого сыграл роль сомнамбулы в «Торжественном открытии храма наслаждений». Кроме того, Харрингтон симпатизировал телемскому учению Алистера Кроули, а Майя Дерен приходилась ему наставником. Всё это с большой вероятностью имплицирует микроскопический бюджет и чуть ли не полное отсутствие зрителей. «Ночной прилив» ярчайшее тому свидетельство.

Интригующий киносказ о слабости юного моряка перед загадочной ундиной на деле оборачивается неудачной попыткой элиминировать из интуитивно знакомого всем мифологического сюжета ненужные подробности и оставить лишь нищенское одеяние магического реализма. Фабульная структура представлена чредой встреч между влюблённым Джонни (роль исполнил Денис Хоппер) и морской богиней по имени Мора (Линда Лосон). Их знакомство произошло на фрик-шоу, где в одном из помещений гостей встречала настоящая русалка. Её внешность обворожила юношу, и он начал грезить девушкой, осознавая при этом, что ни к чему хорошему такая страсть не приведёт. Как-то раз сладкая парочка занималась дайвингом, и Мора возжелала убить своего друга. Настоящее событие послужило точкой невозврата для героя и пертурбацией архитектоники фильма, выглядевшей до этого чрезмерно безыскусной.

Его жизнь тесно переплетена с жизнью существа, находящегося по ту сторону экранной реальности. Проиллюстрировать это размышление может сцена с чайкой. Мора вступает с птицей в контакт не как человек, а как фантастическое создание, способное диалогизировать с иным миром. В то же время Джонни пассивно наблюдает, мысля в её акте нечто разрушающее привычный для него порядок вещей. Отождествление с главным действующим лицом позволяет и нам приоткрыть завесу над секретом Моры.

Картина преисполнена эстетизмом старых бульварных комиксов ужасов и обладает далеко не уникальным, но редким сеттингом. Говорить о её художественной значимости трудно или, пожалуй, невозможно.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ