NFFA: Уровни вовлечённости

NFFA: Уровни вовлечённости

Автор сценария и постановщик первых трёх частей Джеймс ДеМонако, наглядно показал как из добротного камерного триллера с хорошими актёрами и богатым остросоциальным фоном, можно перейти к «Анархии», городскому боевику в стиле мрачной антиутопии, а затем и вовсе повторить пройденное в «Год выборов», растеряв некоторые фирменные визуальные фишки, но придав многим эпизодам пророческую абсурдность, и расставив все точки над идеологическими вопросами своеобразной трилогии о ежегодной традиционной «чистке». Запустив в производство сериал, постановщик отдал четвёртую ленту, малоизвестному Герарду МакМюррею, ранее замеченному в производстве лент о расовой сегрегации и идиотской дедовщине на студенческом кампусе, где все, как и режиссёр, афроамериканского происхождения. Было-ли задачей ДеМонако, писать сценарий новой ленты под темнокожее население нынешних Штатов или нет, но план по привлечению оных в американское кино, определённо выполняется, что заметно повлияло на «Первую Чистку», известную у нас под традиционно упрощённым названием «Судная ночь: Начало».

Вопреки оригинальной ленте и отчасти, её продолжением, приквел напрямую обращается к проблемам так называемой «одноэтажной» Америки и её нью-йоркскому району Стейтен Айленд, о котором сценарист когда-то уже рассказывал в одноимённой ленте с Итаном Хоуком. Партия Новых Отцов-основателей в альтернативной современной истории страны уже приняли бразды правления, но только готовятся осуществить планы по ежегодной «чистке», предлагая населению отдохнуть и выплеснуть накопившееся недовольство через перманентное желание жестокости. Официально и безнаказанно. Да ещё с внушительной доплатой за предоставленное шоу от первого лица. Казалось, партия уже изначально является приверженной к своим сомнительным идеалам, но то, чем в действительности является «гениальный» проект докторши по психологии Апдейл, подводит под сомнения предшествующие ленты, противопоставляя полурелигиозному фанатизму обыкновенные, но сложно решаемые социальные проблемы. Остаётся догадываться, что подобная безнаказанность спустя годы аккумулировала в представителях власти тягу к нездоровому самопревозношению и всяческому обожествлению.

На экране, хоть и не парижский бандитский район, обнесённый стеной, но место весьма скучное и неприглядное, из которого большинство героев ленты одержимо хотят «выбраться» за неимением нормальной работы и социальных услуг. Да и кто хочет убирать всё накопившееся дерьмо после себя, тем более, когда совсем недалеко была городская свалка? Согласно собственным убеждениям, главные афроамериканские герои, белых среди которых можно насчитать двоих-троих на районе, не собираются покидать родные улицы, уповая на разумность соседей по этажу или кварталу, вопреки заманчивым финансовым предложениям со стороны властей. Молодая активистка Ния тщетно отправляет младшего брата с острова, помогая особо верующим разместиться в церкви, в надежде на положительный исход этих двенадцати часов, в то время как местный авторитетный гангстер по имени Дмитрий, при поддержке своих чёрных братьев лишь задумывается о сохранении скромного наркобизнеса, процветающего на соседних улицах. Двигающих сюжет и пересекающихся персонажей в отличии от предшественников, критически мало, что заставляет цепляться за выразительные второстепенные лица, как совершенно неуравновешенный и плюющий слюной Скелетор или классическая тётка Долорес с претензией на всё и вся.

Казалось, уже ничто не способно спасти четвёртую ленту о «чистке» от негативных впечатлений, как фильм начинает разыгрываться ближе к середине, представляя редкие и выразительные маски играющих в «очищение» местных жителей. Народ ещё не прочувствовал все прелести безнаказанных грабежей, разбоев и резни, традиция ночи ещё не стала красивым карнавалом смерти и мучений, но бандформирования вооружённых до зубов и планомерно действующих вояк, оказываются способными зарядить ленту бодростью своей шквальной автоматной пальбой, тем более когда выглядит это все подобно нацисткой зачистке среди темнокожего населения, главным противником которой становится добросовестный наркоторговец Дмитрий. Неприкрытые смысловые посылы о расовом ущемлении таки не дают покоя современным режиссёрам, испытывающим острую необходимость преподнести уже раскрытые идеи франшизы со своей, более понятной стороны, что смотрится для зрителей, особо впечатлительных, как ущемление белых в ответ на их неспособность мирно решать вековые проблемы и рушить стереотипы. По крайней мере, полнометражную серию о «судной ночи» точно пока заканчивать, и Мелони Диас, способная стать главной героиней, но появившаяся лишь в эпизоде, это подтверждает.

6 из 10

-Глянь, эти двое на капоте пытаются нагнуть систему?

-Очищаются, это ведь тоже незаконно.

-Я бы так каждую ночь очищался.

Источник