Неволшебные холмы экранизаций

Неволшебные холмы экранизаций

«Волшебная гора» Томаса Манна является фундаментальным произведением прошлого века, определяющим и задающим основные направление мирового искусства для последующих поколений творцов. Сложнейший многогранный шедевр, выходящее за рамки истории полотно, сотканное из культурологических, философских, политических, психологических нитей. Многопластовое, многослойное, глубокое, поэтичное и вселенски мудрое.

Было бы наивно ждать от экранизации чего-то, отвечающее по уровню и величию этому философско — поэтическому трактату. Но попытаться хотя бы стоило. Вышло же сочинение отличника на заданную тему для галочки в журнале.

Дотошно и по-немецки педантично положенное на пленку сухое изложение фабулы романа (что, в принципе, не сложно, так как роман сюжетно ненасыщен). К тому же почему-то постоянно съезжающее в фарсовость, отчего Томас Манн стал напоминать Кафку. Ключевые же эпизоды, точки сборки романа — сцена у водопада, в принципе объясняющая название романа(имеющая аллюзии с «Подвигом» Набокова — еще одного кита мировой литературы, также не поддающегося экранизации), кататимно — имаджитивный трип героя, погрузивший его в пучину коллективного бессознательного, история взаимоотношений Ганса и мадам Шоша как поиск Анимы, выходящий из детства, показано на том же эмоциональном уровне как и нарочито монотонный у Манна фон светской жизни санатория, что начисто лишает фильм какой либо глубины восприятия.

Ну как если бы Лакримозу Моцарта сыграть двумя пальцами на пианино — ровно, сухо, психопатично, точно попадая в ноты, и напевая тихим спокойным голосом, изредка слегка повышая его (притом там где это совершенно не нужно).

Тому кто не читал роман Манна начинать знакомство с ним вот этой экранизации категорически не рекомендовано. Посмотреть фильм стоит тем, кто читал роман раньше, для того чтоб восстановить в памяти. И получить толчок к перечитыванию.

Режиссер пытается объяснить метафоричность романа, притом правильно объяснить — болезнь героев — это нарушение потока шопенгауэрской Воли, приводящей к застою внутренних духовных процессов человека и общества. Но объясняет примитивно, в лоб, как бы только для констатации (сходство друга героя в детстве и мадам Шоша, к примеру. Показано, отмечено, но далее в фильме тема не развита). Притом, если не читал роман этот намек и не поймешь, а если читал — то он кажется вульгарным.

Да, в принципе, единственной достойной экранизацией Томаса Манна остается «Смерть в Венеции» Висконти.

Я понимаю, чтоб экранизировать величие самому необходимо иметь величие в себе. Но, может, тогда и не надо замахиваться на классику ? Иначе, в остатке, от волшебства романа осталось только слово в названии.

5 из 10

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ