Нечто

The Thing (1982)

12 разгневанных мужчин… и собака.

Ни для кого не секрет, что последние работы Джона Карпентера вышли, мягко говоря, не самыми лучшими. Кассовые провалы многих лент (примером может служить «Побег из Лос-Анджелеса» или «Большой переполох в маленьком Китае») сильно ударили по мастеру ужасов и у Джона было что-то вроде кризиса. Многие, увидев работы с 90-ЫХ годов, с пренебрежением будут говорить об этом человеке как о режиссере, но 1 фильм из золотого периода творчества кардинально изменит мнение недовольных. А если изучить историю создания некоторых картин, сразу поймем, что человек любит свое дело и предан ему, относится к каждому творению с трепетом — разве такое не достойно уважения?

Это может звучать странно, но именно «Чужой» Ридли Скотта помог выйти ленте «Нечто»: проект замораживался, менялись режиссеры, менялись идеи, но из-за успеха «Чужого» картине был дан зеленый свет, а на режиссерское кресло вновь сел Карпентер. На этом неприятности с работой над фильмом не закончились: были проблемы с выбором площадки для съемок и погодными условиями, у иллюстратора Кайперса возникли проблемы со здоровьем, а сроки поджимали — это вынуждало некоторых участников группы работать 18 часов в сутки.

Атмосфера фильма не отпускает до самого конца. Вы только представьте: Антарктида, станция, кругом однотонные пейзажи, связь с внешним миром отсутствует — если коротко, то скука смертная. В этом месте и заперты 12 отважных и брутальных мужчин (кто-то в меньшей степени, кто-то в большей). Если в самом начале весь этот холод могла растопить парочка шуток главных героев, то потом ты понимаешь, что ничего тебя уже не согреет, а с наступлением темноты все станет только хуже и зубы начнут стучать не только от холода, но и от страха.

Идеально вписываются в фильм редкие мелодии от Морриконе. Я сразу вспоминаю фильмы Хичкока с аналогичным саундтреком. Спокойные и завораживающие мелодии нагоняют чувство тревоги, кажется, что вот-вот должно случиться что-то ужасное.

Именно сцены внутри станции были самыми сильными. Чем меньше была комната, в которой находятся главные герои, тем больше напряжение и подозрительность. Понимание того, что где-то тут, прямо в этой комнате, находится чудовище, не давало отвлечься. Сцена с проверкой крови (вы поймете меня, если посмотрите) — это пример отличного мастерского саспенса. Жаль, правда, что под конец фильма действующие лица все чаще и чаще выходят на улицу — это действительно сбрасывает накал и лишает зрителя возможности еще вот так сидеть, поджав коленки, и ждать развязки того или иного момента. На улице начинается движение, беготня, выстрелы, взрывы, но тебе все равно хочется вернуться туда, в эту запертую комнату, чтобы снова испытать те ощущения.

Персонажи живые и настоящие. Ни единого пустого образа я не видел. Все чем-то отличаются друг от друга, что не делает их простой массой, на смерть которой тебе будет наплевать (например, во многих слэшерах 21 века тебе абсолютно фиолетово на то, будет ли жить герой). И я, право, болел за каждое действующее лицо, потому что все вызывали симпатию в той или иной мере. Спасибо сценарию за это.

Наблюдать за технической составляющей фильма — одно удовольствие. Шел 1982 год, только подумайте, а тут у нас и голова отрывается от тела, а затем отращивает конечности и спокойно бегает, тут и живот, который открывается и отрывает руки другому, тут и нечто в облике пса своими щупальцами нагоняет страху. Все мне это дико напоминает фокус, который ты пытаешься разгадать, а когда получаешь разгадку, сам себе говоришь: «Да-да, точно, я так и думал». На какие только выдумки не приходилось идти Боттину: ему даже в одной сцене пришлось использовать жевательную резинку. Многие моменты со спецэффектами приходилось снимать неделями (!!!) — настолько тяжело было воплотить задумки в жизнь.

Каждый под подозрением. Любой может быть не тем, за кого себя выдает. На создании и разрушении ожиданий зиждется фильм. «Эй, да ведь ясно, что он захвачен пришельцем!.. А, нет, не он» — примерно вот такие мысли у вас будут все время в голове. Карпентер играет с нашими умами похлеще Финчера, особенно здорово это у него получается, когда вся команда начинает осознавать, что среди них есть «чужой». Вот тут и начинается гора подозрений и обвинений, любое слово и неловкое движение может сделать человека главным подозреваемым. Люди кричат, бьют друг другу лица, а накал страстей все растет и растет.

Всегда обидно, когда режиссер, имея хорошие фильмы в резюме, под конец карьеры начинает снимать второсортные ленты. Ты понимаешь, что он может снять толковое, но не снимает. Даже если Джон Карпентер больше не снимет шедевров, если он вообще бросит свое любимое дело, все равно в истории кинематографа останутся его блестящие фильмы. «Нечто» — это пример того, как самоотверженность и любовь к своему делу могут породить эталон жанра. Так давайте же будем говорить о Карпентере с уважением, друзья!

Источник