НеБогемно

Мало кто не слышал о Queen или хотя бы не слышал парочку их песен. Под «We are the champions» сотрясают звучным стуком весь мир, а под Богемную рапсодию, если не спорят о её произношении, теряются в реальности, отправляясь куда-то далеко, где нет ничего мирского, а есть лишь неземная красота. Queen — группа, несомненно, масштабов великих, а Фарух Булсара, несомненно, масштабов ещё более великих, олицетворение самих королев. Человек сложный, яркий и талантливый, трагично завершивший свою, без сомнений, великую карьеру. Музыка его продолжает жить в сердцах, покорять одно поколение за другим. И теперь настала его череда покорить вершины кино.

И несмотря на весь ад производства, «Богемская рапсодия» вышла по-хорошему личной и удивительно ровной при имеющихся неровностях. Ах да, и музыкальной, куда ж без этого. Главная грусть связана с тем, что по ощущениям байопик о Queen, чья история по заверениям круче их музыки, как о группе мало чем отличается от иных привычных историй подобного типа. Первая половина лишена какой-то эмоциональной вовлечённости, демонстрируя лишь череду фактов, а потому вторая часть, где тема семьи добирается до своего главного значения, теряется на фоне эпатажности Меркьюри. К сожалению, этой пустотой взаимоотношений группы не проникаешься, ведь создатели забывают раскрыть королев со стороны других членов, хотя изрядно стараются сделать на этом акцент. В какой-то момент в начале Меркьюри говорит, что их музыка говорит за угнетённых, коими являются эти ребята. Но рваное повествование первого часа, где от одной студии зритель двигается к студии другой, без какого-либо бэкграунда за всем этим, не позволяет поверить в правдивость слов Фредди. Конечно, красивым и захватывающим образом Queen изобретает музыку по-своему, меняет её, но за этим не видно людей, есть лишь поездки от пункта А к Б. Набор деталей, никак не складывающихся в цельное полотно до определённого момента.

Эта первая половина — поверхностная и скомканная — не идёт ни в какое сравнение с дальнейшим развитием, когда создатели концентрируются на самом Меркьюри, которого блестяще отыгрывает Малек. Египтянин тут правит парадом просто единолично. Близкая схожесть усатого Рами с Фредди здесь впечатляет гораздо меньше на фоне его актёрских способностей, что не может не поражать. Мистер Робот, кардинально вживаясь в героя, манерными движениями или эмоциями, считываемыми с глаз, приковывает к себе внимание, а это ли не лучшая похвала для Меркьюри, от которого фанаты не могли оторвать взгляда? Перейдя к самому Фредди, наконец-то можно установить нужную связь с героем, чтобы прочувствовать его сильнее, а не ощущать как увиденное в записи выступление на ТВ. Вроде бы и Фредди тот, вроде бы и ты рядом, но никакой личностной привязанности. Благо, фильм понимает это, отправляя аудиторию вместе с Фредди в заезд по звёздной болезни и душевным терзаниям, чтобы привести всё и всех к финальной точке понимания.

«Богемская рапсодия» впечатляет своей постановкой, отвлекая внимание от костюмов Фредди, что казалось бы сделать достаточно трудно. Про несомненно гениальный саундтрек, понятно из чьих треков состоящий, что обволакивает здесь каждую частичку, говорить не приходится, поэтому обратить взор надо на визуальную часть, достойной отдельного хвалебного упоминания. Шикарная операторская работа с крутой постановкой: что, к примеру, отражение в очках, что великолепная вступительная сцена, играющая на нетерпеливом ожидании зрителя перед великим, или же финальная сцена, позволяющая оказаться в бешеной толпе и погрузиться в волны музыкального единения и благоговения — умопомрачительно впечатляет каждая деталь. Благодарить за всё это Декстера Флетчера или Сингера — вопрос спорный, но мало кого, по правде, волнующий. С подобной судьбой производственных проблем «Богемская рапсодия» обещала быть разрозненной и куцой, где куски между собой могла соединить лишь музыка. И она же обещала остаться единственной вменяемой частью истории. Но, на счастье фанатов, подобного не вышло, хоть первая серая половина и заставляет боязно хвататься за сердце, бьющееся всё сильнее от оправдания печальных перспектив. Благо, создатели вовремя перемещают внимание на стандартный уход звезды со сцены из-за звездной болезни, заставляя глубже проникаться одиночеством Меркьюри, которое он так отчаянно старается заглушить алкоголем, наркотиками и подовыми связями. Опять же, достаточно привычный набор, но это не делает историю хуже. Личностная ветка Меркьюри трогает аудиторию, проникающуюся вечной любовью Фредди к Мэри и его проблемах с пониманием семейных и дружеских уз. Естественно, глубокого познания не будет, остановившись не на его погруженности в музыку, ограничивая её лишь словами, а на внутренней пустоте из-за одиночества, что тоже достаточно привычно. И главная претензия вновь — для Меркьюри не может быть просто и привычно. После первого часа, лишённого каких-либо эмоций, кажется, что Фредди был скучным и неинтересным, и все черты, обозначаемые, лишь рисуются, вставляясь между делом: вот между делом фамилию поменял, между делом стал знаменит, между делом решил спать с мужчинами. Всё у Фредди между делом, но ничего о Фредди самом и сейчас. И так происходит до погружения в его сознание, в его бесцельные вечеринки и попытки забыться среди толпы. Во многом благодаря великолепной игре Малека с трогательным взглядом под дождём всё остальное между делом как-то забывается, а лента наконец-то выдаёт зрителю Фредди здесь и сейчас. А дальше — больше, дальше — круче, дальше — Queen.

Любые сомнения забываются, а претензии, кажется, рассеиваются, когда зритель под финал оказывается на знаменитом открытом Уэмбли. Аудитория, собиравшаяся на фильм, каким-то поражающим образом оказывается в гуще толпы на концерте Лайв Эйд. Вместе начинает подпевать и поражаться энергии, что идёт от Меркьюри. Но при всём этом не покидает вопрос: надо ли смотреть покадровое воспроизведение знаменитого выступления или же можно просто увидеть реальную съёмку? Возможно, дело в ожиданиях: в пору самой Богемной рапсодии хотелось для Фредди чего-то великого и масштабного, размашистого и звенящего в полную громкость. Получилось лишь последнее, а остальное вышло между делом и каким-то стандартным. Наверно, это не так плохо. Скорее всего, это не так плохо. Просто не для Фредди. Конечно, концерт своих денег стоил, людям, что реально были там, позавидовать успеваешь, а тот самый Фредди всё так же полон сил и эпатажа даже при увядающей жизни — всё вроде и приятно, но не так велико и явно не так богемно. Просто хорошо. Но ведь в такт музыке ногой стучат, а слова, заученные наизусть, исполняют — что ещё можно требовать от Queen? Они для этого и рождены. И если для Фредди музыка была важнее всего, то он, вероятно, может быть доволен. Ведь сам концерт точно удался.

Источник