Не только лошади летают вдохновенно…

«Перл-Харбором» Бэй пытался доказать всем, что он не везучий сукин сын без большого таланта, вовремя встретивший своего продюсера и поставляющий на рынок порцию безмозглых зрелищ, а настоящий РЕЖИССЕР. Не давали ему покоя «Спасения рядового Райана», «Гладиаторы», «Титаники» и др. блокбастеры — не только технически совершенные, но и не обделенные правдой характеров, чувственностью, трагедией, интеллектом, стилем, философией — всем, чего творения Бэя, к сожалению, лишены.

Ни черта не разобравшись в том, почему «Райан», «Титаник», «Империя Солнца» стали шедеврами, Бэй, сочтя, что патриотическая тема сама сделает за него всю работу, взял тот же самый «Армагеддон», и запихал его в рамки трагедии Перл-Харбора, стремясь пафосом, дешевенькой мелодрамкой и красивыми картинками заглушить любые попытки разобраться в причинах поражений американцев в самом начале войны, не заботясь ни о чем, включая чувства участников тех событий, сварганил типичный для себя попкорновый аттракцион. Какая мол разница, кого бомбить и чем — Нью-Йорк метеоритами или японцами — Перл-Харбор. Да вот только он не учел, что разухабистые и веселенькие «армагеддончики» со слезливо-стерильными сценариями и героями, с влагой в глазу вещающими очередную хрень, которая просто забивает время между сценами масштабных разрушений, не совсем подходят к теме реальных, трагических и позорных событий. Правила игры совсем другие. И что прокатывало раньше (потешное, но тупое пластмассовое развлечение с деревянно-стереотипными героями, слезовыжимательными штампами и спецэффектами) на серьезных щах смотреть не получается. А уместная в заведомо сказочном «Армагеддоне» ирония не то, чтобы не уместна тут, просто чтоб иронизировать над войной, нужно обладать талантом Жерара Ури, Спилберга или Любича, а Бэй прямолинеен как балтийская сосна.

По истории Перл-Харбора могла получиться потрясающая драма, в которой можно попытаться понять глубину трагедии людей, несущих ответственность за оборону страны, причины их позора, после которого Америка почувствовала себя бумажным тигром. А вышло так, что в пародийном «1941» Спилберга больше правды, чем в фильме, предназначенном стать флагманом среди военных блокбастеров 21-го века. Критики скривились, и даже всегда благожелательный к попсе Эберт написал едкую рецензию, которую Бэй счел самым большим оскорблением за свою карьеру.

В фильме плохо многое. Ужасные диалоги, которые просто тяжело слушать. Герои не разговаривают, а вещают, глядя в прекрасную даль, принимая ожесточенно-горделивые позы, выглядит это как провинциальная художественная самодеятельность.

Кроме того, фильм насыщен огромным количеством самых обязательных и плоских штампов, использованных в первозданном виде.

Но и это меркнет рядом с ужасной игрой актеров и галлонами слезливого пафоса, выливающегося на несчастного зрителя ежеминутно. Хорошие актеры могут вытянуть плохой сценарий, но актеры, на чьи плечи легла тут основная нагрузка, не настолько хороши. Деревянный как никогда Аффлек скопировал собственного персонажа из «Армагеддона», попытавшись изобразить «ТАКОГО ПАРНЯ, ЧТО АХ!». Так вот, парень получился совсем не ах. Его героя в фильме обожают все — высокое и низкое начальство, девушки, друзья, однополчане, враги. Но не бывают герои такими выхолощенными и пустыми, у героев должна быть какая-то харизма, извилины, что-то настоящее, влекущее людей. Но, если у Аффлека получился красивый и бездушный манекен, стоящий в лучах летнего заката, то у Хартнетта получился какой-то закомплексованный и истощенный слизень. То есть, вроде бы и живое, но аморфное существо, которого проще раздавить, чем следить за его передвижением. Две абсолютно плоские, безжизненные роли.

Смотреть на Бэкинсейл — истинное удовольствие, но на ее игру — сомнительное. Ибо это тоже клишированый и неживой персонаж — как картинка из американских журналов 50-х по домоводству. Болдуин довольно паршиво сыграл лейтенанта Дулиттла, превратив вполне реальную личность в карикатуру. Завершает невеселую картину Гудинг-мл., традиционно играющий очень сильно уважающего себя негра. На фоне всего этого кривлянья простота и серьезность Дэна Эйкройда кажется почти гениальной. К сожалению, его или, например, Мако, слишком мало, а неплохой актер Войт не смог сделать из своей роли что-то интересное, вероятно, потому, что в сценарии от реального Рузвельта осталась только коляска. Все остальное — это «голливудский президент» в худших традициях.

Плюс ко всему с экрана в таких количествах раздаются разноголосые славословия великой американской нации, полосатому флагу и лучшим в мире парням, что к моменту атаки японцев на Перл-Харбор я уже так ненавидел этих перехваленных бравых американских парней с их флагом и чистой любовью, что уже им как-то и не симпатизировал. Напротив, не без удовольствия смотрел, как молчаливые и серьезные японцы лупят слюнявых, слезливых, хваленых и холеных мальчиков-красавчиков. По-моему, эта толпа чихающих на уставы эгоистов, заботящихся о себе и решающих проблемы со своими друзьями и девушками, не заслуживает никакого сочувствия.

Впрочем, я так говорю о фильме, словно в нем нет совсем уж ничего хорошего. Это неправда. Как правило, музыка и спецэффекты — главные достоинства фильмов Бэя. Музыка здесь такая, словно речь идет действительно о эпической драме, а спецэффекты завораживают. Бомбежка Перл-Харбора стоит того, чтобы переждать нудную первую половину фильма и простить плаксивую вторую. Мастерам по спецэффектам удалось создать ощущение полной включенности в действие фильма в этой сцене! Правда, она всухую проигрывает сцене из «Спасения рядового Райана», на которую опиралась.

Да, вот такая вот я черствая скотина. Меня нисколько не трогает литье пипеточных слез и пафосный лубок, религиозные завывания над флагами и восхищение достоинствами бравых мужчин и теми гвоздями, которые из них получаются. Меня не тронула фальшивая история любви, снабженная целым рядом до отвращения лубочных «красивостей» и ничуть не взволновало клоунское вставание с коляски Мудрого Президента. Не получилось фильма о войне, подвиге, любви. Не получилось качественной драмы и даже толковой мелодрамы. Здесь не веришь даже в трагедию людей, попавших под огонь в Перл-Харборе, потому что японцы разгромили военный объект, что всегда делается в военное время, а американцы поступили гораздо подлее, уничтожив мирные японские города. Конечно, события фильма до этого момента не развиваются, но атомные бомбы, уничтожившие Хиросиму и Нагасаки — факт, и благодаря ему той чепухе о благородстве, чести и защите демократии, которую несут герои фильма, тоже не веришь. Кроме того, здесь упорно пытаются оправдать это самое настоящее убийство, не продиктованное никакими военными целями.

Верить этому фильму вообще ни в чем нельзя. А вот посмотреть его можно. Это скучный, глянцевый, фальшивый, выхолощенный, пафосный блокбастер, но в нем есть одна эффектная сцена, как минимум, несколько очень красивых девушек, пара неплохих ролей, прекрасная музыка и впечатляющая работа художников, создавших в фильме обаятельные 40-е. Но как и все фильмы Бэя, этот можно смотреть лишь для сиюминутного развлечения от нечего делать. В любом другом случае лучше выбрать что-то другое.

6 из 10

Источник