Наркотик Ноэ

Вход в пустоту

Тот факт что кино это наркотик Гаспар Ноэ понял уже давно. Теперь он снял про это фильм. Главного героя фильма режиссер почти не показывает. Только лишь взгляд зрителя со стильными морганиями от первого лица, которому предлагают вначале скурить косяк, а затем на протяжении всего фильма ощутить наркотический кайф.

Со спины герой очень уж похож на Эминема. Однако дело не в рэпере и даже не в сюжете, который напоминает крайм-муви, однако существует всего лишь для галочки. Для Ноэ важны в первую очередь ощущения и эмоции, которые могут подарить зрителю просмотр фильма. Изначально кино должно было выполнять средства социальной связи, что-то вроде испорченного телефона, идеального коммутатора. Однако все кануло в лету с запуском поезда Люмьеров прямиком на зрителя. Зритель испугался и убежал. Однако испугался он не поезда, который может его раздавить, а того экрана, параллельного мира, из которого двигался поезд. У людей много страхов, но страх неизведанного, иррационального самый большой. И спустя столетие в век полной творческой анархий и антихейсовских настроев, Гаспар Ноэ смачно стреляет в зрителя спермой.

Ноэ в своих немногочисленных фильмах в открытую подчеркивает балаганную сущность синематографа. Хороший понт дороже денег. Можно выстроить идеальную мизансцену, проводить недельные репетиции, до умопомрачения шлифовать сценарий, но во время съемки герой случайно чихнет в кадр и зритель запомнит это больше всего.

Хичкок как-то сказал легендарную фразу: Для хорошего кино нужно три вещи: сценарий, сценарий и еще раз сценарий. В системе киновосприятия Ноэ это звучит так: Для хорошего фильма нужны три вещи: Режиссер, режиссер и еще раз режиссер. Эхом отдается далекая французская теория о камере-пере и авторском кино. Но как говорил один герой шпионского детектива: Не бойся парень, все намного хуже.

Идеальный сценарий с легкостью идет на макулатуру, экранизация любого романа встречает волну праведного гнева, ведь любой зритель с книгой в руках, когда читает может представить себе такое, что киноделам и не снилось. Кино это не кинороман, где сюжет правит бал, где диалоги из фильма озвучиваются актерами и все обрастает конкретной локацией.

Кино — это цирк, где показывают трехногого уродца и публика радостно рукоплещет. Она требует еще и еще. Все что остается в итоге это черный мрачный экран, который наполняется образами. Интрига в фильмах не так уж и важна если отсутствует искра и стиль.

Кино — это наркотик, который переносит зрителя в другой мир, где роли играют не сценарные перипетии, а чувство кайфа. Ноэ сажает зрителя за кресло и дает ему киноманскую дорожку и отправляет в галлюциногенный трип. Вроде как безопасно, но может вызвать привыкание. Спросите у Тарантино.

10 из 10

Источник