Нация Z

(сериал)Z Nation (2014 – …)

Зомби как мост между мирами.

Серии не одинаковы по художественному уровню, возможно из-за того, что работают над ними несколько сменяющих друг друга режиссёров, что, вероятно является общепринятым для такого рода проектов. Одни из лучших серий — работы Джона Хайамаса как режиссёра и сценариста.

Думал, вначале, немного написать об истории, собственно, «вопроса»: от африканских корней до первых экранизаций, но появилась серия с «сумасшедшим профессором» посредством которого сценаристы вскользь исследуют сей. Естественно, сама тема апокалипсиса в культурной матрице реализована через разнообразные мифы и фольклор со времён до-библейских. Корни интереса к зомби-апокалипсису видимо произрастают из отношения к потустороннему — выражаемому, ранее, в сказаниях, преданиях о мёртвых, кои есть в культуре разных народов,- скрещиваясь со страхом перед побочными эффектами НТП: опасностями от бездушных учёных, вирусов и т. п. В более современной, «научно-центрической», эпохе добавились технологии и усилились средства выражения, как-то в кинематографе: построение кадра, способ съёмки, спецэффекты, что, естественно, влияет на психо-эмоциональном уровне, временно стирая грани между условностью вымышленного мира и пониманием о реальности. Вряд ли можно переживать, тревожиться от фильма если хотя бы на мгновение не потеряться в фантастическом.

Складывается впечатления, что создатели сериала собрали в одном месте почти все обильные и разнообразные пласты «зомби-культуры», не забывая, в свою очередь тоже, понемногу развивать этот мир. Каких только видов зомби, с разнообразнейшими свойствами, здесь не встречается..

С одной стороны — зомби тот кого можно безнаказанно пнуть, убить, сорвать на нём злость, получив, даже, удовольствие. Зомби расчеловечены у них нет воли они управляемы примитивными желаниями. В политическом поле применение подобных символических структур — если рисовать образ врага — народ (вид) не достойный жалости. Психологическая основа этого явления коренится, ещё вероятно, в отношении человека к чуждым, изгоям, (бесправным). Так, издревле чужак — всегда потенциально опасный, подозрительный (как из иного мира) и, почти, без шанса на диалог.

С другой — визуальными средствами способствующими стиранию грани между реальностью и иллюзией (условную, в сознании) зомби становятся что ли «ближе» нам. Не исключено, что интерес к этой части хтонических архетипов является следствием, также и, подспудного узнавания в ней, современным «человеком потребления», своего искривлённого отражения. Чуждые оказываются не совсем чужды структуре человеческих отношений, людскому миру, т. е. с этим «материалом», оказывается можно работать, некоторые зомби даже начинают вызывать, чуть ли не, уважение, с некоторыми можно поговорить как с животными наподобие собак, и похоже, что первые, тоже, вполне успешно будут встроены в человеческую пост-ядерную, пост-зомбоапокалиптическую цивилизацию на манер одного из новых видов с которым, хоть и с трудом, но можно вполне уживаться.

Естественно, активно и всесторонне этот культурный феномен используется побочными, так сказать, вторичными структурами, связанными с формированием потребления, создания моды: зомби-товары, зомби-образы — смешные или пугающие — заполняют существенную часть индустрии развлечений. Что, в свою очередь, продолжает, в какой-то мере, подпитывать интерес к этой теме.

Хоть и слаба игра доброй половины актёров основной команды, но это и не так существенно для попыток узнавания, считывания идей или эстетического удовольствия от спецэффектов, держащих в поле напряжения между тревожностью и облегчением. Что хорошо для более «традиционного» искусства основанного на драматизме и психологизме, не совсем оправданно в современном, где актёры только носители, передатчики идей, или же — механизмы для действия, как в компьютерной игре. Возможно, перебор с этими «традиционными» канонами, сюжетная затянутость снижающая воздействие спецэффектов, не позволяет другому сериалу «The Walking Dead» подняться на уровень выше. В «Z Nation» иногда используются почти те же «сюжетные ходы» что и в вышеупомянутом фильме, но — динамически и осмысленно, такое впечатление, что «Нация» сконструирована с учётом всех его ошибок.

Конечно, без вполне «классических», для психологического кинематографа, моментов, как-то — формирование структуры отношений, характера героя(ев), фильм вряд ли бы удался, т. к. схематичность не усваивается так зрителем, немного бы нашлось любителей «наблюдать» и угадывать трансформации идей, пусть даже это будет с примесью большой доли простых «стрелялок».

Поэтому в сериале присутствует команда, представители разных слоёв населения, которые, вроде бы, и призваны представлять народ в его многосложности: довольно стандартные для американского кинематографа типажи. Ответственный товарищ лейтенант нацгвардии (Kellita Smith) — способна принимать решения в кризисные времена, классический хиппи — добродушный разгильдяй (Russell Hodgkinson) и полу-зомби Мёрфи (Keith Allan) — преступник, став почти нечеловеком, как раз начинает обнаруживать некоторые признаки нормального человеческого поведения. Последний, частенько, проявляет нетривиальные черты в образе, на котором (его сюжетной линией), держится много чего, если не всё. Можно вполне явственно выделить и архетипы (арканы) соответствующие этим героям.

Вообще же там много чего. Второй сезон становиться более изощрённым. Ирония, самоирония, использование — уже ставшего классическим, и, возможно, начинающим утомлять, признаком такого рода современных произведений — отсылок, всего прежнего опыта, наработанного культурой, в новом контексте (отчего, например, ранее трагическое становится смешным), соединение разнообразных жанров. Замена знака на противоположный помогает определению сути явлений. Так, в лучших традициях сего типа осмысления культуры вывернутые волхвы пытаются забрать дар.. жизни у зомбо-мессии, которая не сын.., а дочь. Или, например, обыгрывается недавний момент истории США с «добропорядочными» рабовладельцами, линчующими людей, совершившими проступок куда менее серьёзный чем совершают каждый день они. Иногда, для пущего эффекта, мелькают реальные создатели современных популярных сериалов в виде.. зомби.

Ну и конечно, оставшаяся висеть «на стене в первом акте», сюжетная линия с чудо-ребёнком, «мессией» командующим зомби, предполагает, вероятно, невиданное доселе для продукции подобного рода, дальнейшее увеселение публики.

Фильм силён, вообще, этой смесью из спецэффектов, поворотов сюжета, жесткого действия, и мелодраматических элементов. Кажется, это всё является непременными условиями некоторых типов хороших современных компьютерных игр. Вероятно, дело идёт к тому, что грань между этими видами в родственных жанрах, для воспринимающего будет стираться. Просмотр видео-прохождения таких игр, становится похожим на просмотр фильмов: те же эмоции, тот же интерес.

Вообще, анализ современного масскульта, может помочь в выявлении неявных посланий, и разнообразных новейших тенденций в коллективном бессознательном, запрос на актуализацию которых, как раз-таки и способна, исполнить творческая личность, участвуя, таким образом в создании неомифологии, осуществляя (овеществляя), например, страхи, желания, модели поведения,- возможные варианты в будущем, которое уготавливает себе человечество, или уготавливают человечеству.

10 из 10

Источник.