Муза и творец. Мир и люди

Муза и творец. Мир и люди

«Все поймут. Но каждый по-своему»

Одна из самых засекреченных картин современности от неординарного и самобытного режиссера с двумя обладателями премии Оскар в главных ролях обещала стать как минимум значимым событием в кинематографе. Напротив, первая треть картины, а может и добрая половина ожидаемую событийность несколько разбавляет. А начинается все и вовсе то ли как созерцательный артхаус, то ли как низкопробный хоррор. Героиня Дженнифер Лоуренс — молодая девушка, жена поэта в исполнении Хавьера Бардема, у которого никак не могут родиться строки для новой поэмы. Они спокойно и безмятежно вдвоем существуют в одиноком, но большом доме на лоне природы. Девушка своими руками делает ремонт в доме, подолгу подбирая цвет для стен. Крупные планы лиц, размеренно, но постоянно двигающаяся камера в такт движениям героев, затем долгие планы стены с двумя мазками на ней. Нежданные гости нарушают эту размеренность…

Фильм нельзя назвать обычной сюжетно-визуальной историей, психологической драмой о жизни в уединении и метаниях творческого человека, это, конечно же, и не хоррор никакой. Здесь есть и чудесный визуал, и гармоничный звук, и прекрасная актерская игра, и абсолютно невероятная история, развивающаяся за гранью здравого смысла, но фильм этот — аллегория, метафора, высказывание. Аронофски не был бы собой, если бы мастерски не играл на чувствах зрителей, как на струнах, каждая вибрация которых еще долго не даст успокоиться после киносеанса. Вторая половина фильма медленно, но верно, а в концовке и вовсе быстро и уверенно погружает зрителя в нечто невероятное. То, что творится на экране повергнет кого-то в шок, кого-то в депрессию и уныние, кого-то в восторг, но вряд ли хоть кто-нибудь останется равнодушным. Картина имеет по сути одну вполне конкретную сюжетную линию. режиссер не балуется новомодными излишествами вроде нелинейного повествования или флешбеков, ничем не нарушая стройности. Огромное количество людей, большая часть из которых лишь массовка, еще сильнее заостряют внимание на том, что творится с творцом, жаждущим вдохновения, и музой — матерью его творения. Рождение поэмы — словно рождение ребенка.

Картина, пожалуй, становится апогеем творчества Аронофски, он весьма изощренно и жестоко высказывается о процессе творчества, затрагивая в том числе и свою область деятельности. Картина переполнена неочевидными на первый взгляд смыслами как в рамках основного сюжета и посыла, так и вне их. Каждый здесь найдет свои темы для разговоров и размышлений. Как бы вы ни старались, у вас не получится упростить этот фильм. Пытаясь это сделать, вы лишь усложните его еще сильнее, пока не доберетесь до всего нашего живого и прекрасного мира в исполнении Дженнифер Лоуренс и его создателя, возможно Бога, возможно Дьявола, возможно обычного смертного лидера, возможно обощенного собирательного образа всего человечества, в исполнении Хавьера Бардема, а все, что творится в фильме — и есть люди, слепо верящие в Бога, каждый в своего, или в Дьявола, или просто в силу оружия или пера в чернилинице. Наш мир — наша муза — одновременно нас вдохновляет на создание прекрасного, и мы же его губим. Автор не сделал артхаус ради артхауса и не нагромоздил друг на друга ненагромождаемое, он четко и однозначно высказался, преподнеся свои мысли талантливо, профессионально и нетривиально, попутно вызывая у зрителей мысли и переживания, которые он, думается, и не собирался вызывать. Браво!

10 из 10

Источник